• В октябре: Рассказы Петра Войцеховского и Алана Милна

    Два рассказа польского прозаика, публициста и режиссера Петра Войцеховского (1938). Первый – «Одесса, все пляжи». Беспутный поляк выигрывает в телевикторине поездку в Одессу, где с ним происходит история, очень похожая на правду, как бывает только с талантливо выдуманными историями. Перевод Ксении Старосельской. Сюжет второго рассказа – «Пришли фото, черкни пару слов» - тоже необычный: одинокий пенсионер пытается возобновить знакомство с забытыми и полузабытыми людьми, дававшими ему некогда свои визитки. Но и здесь правда художественного вымысла берет свое. Перевод Ольги Чеховой.

    В рубрике «Ничего смешного» - рассказ «Поэтический вечер», написанный создателем Винни-Пуха Аланом Александром Милном (1882 – 1956). Перевод с английского Михаила Матвеева.

    Алан Александр Милн - английский писатель, автор повестей о «медведе с опилками в голове» — Винни-Пухе, участник Первой мировой войны. Много лет был сотрудником английского юмористического журнала «Панч». До выхода в свет книг о Винни-Пухе Милн уже был довольно известным драматургом, однако успех Винни-Пуха приобрёл такие масштабы, что другие произведения Милна сейчас практически неизвестны.

     

  • В октябре: Белое внутри Черного, Черное внутри Белого. Лена Син-Лин

    Дневники Ф. Кельнера дают представление о сумасшествии, постигшем нацистскую Германию, а Лена Син-Лин (1937) описывает безумие на другом конце света: годы «культурной революции» в коммунистическом Китае. «ИЛ» печатает главы из книги ее мемуаров «Белое внутри черного, черное внутри белого».

    В книге Лены нет ничего, что не соответствовало бы действительности, но это описание настоящего ада. "...Большинство имен, мест, дат, событий, а так же сами факты не изменены.Но автор не ручается, что его память является зеркалом, которое на сто процентов точно отображает все конкретные прошедшие события....Однако за главные события автор ручается: они описаны так, как происходили", - пишет сама Лена. И без серьезного эмоционального отклика читать ее воспоминания невозможно.

    Лена родилась на свет в 1937 году в СССР, родители ее были китайскими коммунистами, учились в Москве, но почти сразу после ее рождения превратились во "врагов народа". Отец девочки был арестован как японский шпион в 1938 году, он провел в лагерях 17 лет, мать (у нее было еще две дочери, помимо Лены - одну отобрали при родах, другая умерла в младенчестве) выслали в Китай. Там она стала партийным деятелем, продолжая верить в идеалы коммунизма, и поплатилась за это не только судьбой детей, но и собственной, став жертвой "культурной революции". Лену отправили в Китай в 1950-ом году, и ей пришлось полностью сломать себя: из доверчивой и беззаботной (по сравнению с китайскими, советские дети были относительно беззаботными) девочки стать "равнодушной, скрытной, фальшивой китаянкой Су Линьин". Между этими двумя половинами души металась детское сознание....

    Писать Лена начала в 1974 году, в период китайской "оттепели", сразу по-русски и по-китайски, простив несчастных мать и отца. Ее судьба была не легче, чем у матери  - ее малышей тоже постоянно кто-то отбирал и мучал. Уже в США Лена написала: "Лично мне жалко репрессированных отцов и матерей, которые после смерти не только не удостоились признания самых близких людей, но и даже родных детей...пусть земля им будет пухом!"

     

     

  • В октябре: «Возможности»(Пьеса в десяти сценах) английского драматурга Говарда Баркера

    Переводчик Александр Сергиевский пишет во вступлении, объясняя, что такое «пьесы катастроф» (определение, данное этим пьесам британской критикой): «…насилие, разочарованность и опустошенность, исчерпанность привычных форм социально-культурного бытия – вот только несколько тем и мотивов в драмах и комедиях Баркера».

    Пьеса Баркера "Возможности" с первый и в последний раз была сыграна на русском языке в 1989 году, на сцене ДК им.Зуева в Москве, в совместной постановке Владимира Мирзоева и Владимира Клима (каждый ставил по пять сцен из пьесы, работая независимо).

    Говард Баркер родился 28 июня 1946 года в Лондоне в семье переплётчика. В 1970 году опубликовал первую пьесу, за ней последовало ещё 60 для театра и 20 для радио и ТВ.  Баркер – один из ведущих британских драматургов, автор нескольких десятков театральных, телевизионных и радиопьес, дебютировал в конце 60-х годов, а в середине 70-х получил известность как автор «пьес катастроф». Откровенная публицистичность пьес проявляется в переплетении непосредственного изображения событий с философскими, лирическими отступлениями. Герои обращаются в зал, комментируют события, участниками которых они являются.

     

  • В октябре: традиционные рубрики:  «Литературное наследие», «NB» и, конечно, «Год Шекспира»

    В рубрике «Литературное наследие» - восторженная статья совсем молодого Поля Верлена (1844 – 1896) «Шарль Бодлер» в переводе с французского Елизаветы Аль-Фарадж.

    Рубрика «Год Шекспира». Французский поэт, прозаик, историк культуры и эссеист Ив Бонфуа (1923) в двух эссе о Шекспире предлагает свое понимание философского смысла «Гамлета», «Короля Лира» и «Макбета». Перевод Марка Гринберга.

    Рубрика «NB». В очерке «Рождение либерализма из духа трагедии» писатель Александр Мелихов (1947) обосновывает тезис, вынесенный в заголовок: «Трагическое мироощущение в принципе не знает, что такое единственно правильная позиция, в трагедии каждый из соперников по-своему красив и по-своему прав».

  • В октябре: «Одураченные»- фрагменты дневников 1939 – 1945 гг. Августа Фридриха Кельнера

    Почти половину октябрьского номера «ИЛ» занимает документальный материал под названием «Одураченные» - фрагменты из дневников 1939 – 1945 гг., которые тайно вел Август Фридрих Кельнер (1885 – 1970), служивший при нацистах инспектором правосудия в Майнце и Лаубахе.

    Может быть, несколько почти наугад приведенных цитат обоснуют своевременность и уместность этой предостерегающей публикации:

    «Морок в умах дополняется пустотой в душах. Взирая на этот народ, хочется выть… Бал правят грубость, жестокость, жажда власти, чванство».

    «Теперь неизбежно возникают вопросы: разве мы стали счастливее, оккупировав ряд стран? Получил ли каждый конкретный, отдельный немец что-нибудь от этих завоеваний?»

    «Если после окончания войны немецкий народ соберется с духом и постарается определить самые мрачные стороны гитлеровской тирании, то пресса и ее сотрудники окажутся первыми в списке…»

    «Война исковеркала мышление людей, и все их действия подчинены задачам войны. Похмелье продлится дольше, чем это может представить себе закоренелый пессимист».

    Перевод с немецкого Анатолия Егоршева.

    Фридрих Кельнер был организатором в Майнце социал-демократической партии Германии (СДПГ). В течение 1920-х годов он выступал против коммунистической партии и Национально-социалистической рабочей партии Германии. Во время своего выступления Фридрих Кельнер поднял над своей головой книгу Адольфа Гитлера «Майн кампф», и крикнул в толпу: «Гутенберг, ваша типография была опозорена этой злой книгой».

    Фридрих Кельнер начал писать свой дневник 1-го сентября 1939 — в день, когда Гитлер приказал немецким вооруженным силам напасть на Польшу. После войны Фридрих Кельнер стал заместителем мэра города Лаубаха и занимался преследованием бывших нацистов. Он воссоздал Социал-демократическую партию в Лаубахе и стал председателем организации. Фридрих Кельнер думал, что его страдания во время Второй мировой войны могут повлиять на смягчение продолжающихся военных действий в мире. Он дал свой дневник своему американскому внуку Роберту Скотту Кельнеру в 1968 году для перевода и распространения в мире. Дневник Августа Кельнера является наиболее важным в борьбе с историческими ревизионистами, отрицающими холокост и другие нацистские преступления.

Cодержание номера

10/14

"Иностранная литература" в ноябре: родина принца Датского

Датская литература - это не только Ханс Кристиан Андерсен.

Если в российском книжном магазине спросить у покупателя, остановившегося перед полкой с переводной литературой, кто из датских писателей ему известен, он, скорее всего, уверенно произнесет имя Ханса Кристиана Андерсена, а потом, после паузы, Сёрена Киркегора, Карен Бликсен или Питера Хёга.

Этот перечень - лишь малая часть датской литературы, получившая известность в России. Если присмотреться к литературе маленькой Дании с ее пятимиллионным населением, то окажется, что ей есть что предложить читающему миру.

Составителям этого номера прежде всего хотелось познакомить читателя с литературными жанрами, характерными для современной датской литературы, причем сделать это на примере творчества еще не знакомых российскому читателю авторов.

Как известно, поэзия в литературах мира древнее прозы, а по своим свойствам – удерживаться в памяти каждого и удерживать вокруг себя, при себе память многих, а то и всех – видимо, воплощает национальную культурную традицию вернее и надежнее.  Вряд ли случайно, что датская письменная словесность начинается не только с перевода Библии и латинских исторических хроник, но также с записанных в XVI – не в XVIII или XIX! – веке безымянных народных песен-баллад (они были в 1591 году уже и напечатаны, чем оказались сохранены для потомков). Как показательно и то, что в составленном в 2005-2006 годах Датском культурном каноне поэзия занимает почетное место, и, кстати, ряд поэтов, которые публикуются ниже, в этот Канон входят.

Конечно, семь лириков, включенных в нынешний номер, не дают и не в силах дать исчерпывающую панораму датской поэзии последних тридцати-сорока лет. Но, по крайней мере, они представляют три ее поколения, так что самых старших отделяет от самой младшей, ни много ни мало, шесть десятилетий

ИЛ в 2015 году

«Сценарий по Прусту» английского драматурга, режиссера, актера, лауреата Нобелевской премии ГАРОЛЬДА ПИНТЕРА написан по мотивам эпопеи Марселя Пруста «В поисках утраченного  времени". Этот сценарий, бережно сохраняющий стиль, замысел, образную систему французского классика, в то же время представляет собой самостоятельный художественный текст.

Номер, отданный Кубе, знакомит читателя с целыми главами практически не известной ему словесности последних десятилетий. В многослойном романе видного прозаика кубинской диаспоры ЭЛИСЕО АЛЬБЕРТО «Эстер где-то там»  сменяются картины повседневной жизни Гаваны в 1970–2000-х годах. Тему подхватывают новеллы классика ХХ века ВИРХИЛИО ПИНЬЕРЫ и рассказы из плутовской романной фрески ПЕДРО ХУАНА ГУТЬЕРРЕСА «Гаванская грязная трилогия».  Раздел классики пополняют избранные письма выдающегося поэта и прозаика-энциклопедиста  ХОСЕ ЛЕСАМЫ ЛИМЫ. Архаический пласт кубинской культуры с ее тайными верованиями и обрядами представлен в эссе крупнейших этнографов острова ФЕРНАНДО ОРТИСА и ЛИДИИ КАБРЕРА.

В 2015 году гостем "Иностранной литературы" впервые будет знаменитый американский еженедельный журнал "Нью-Йоркер". В специальном номере мы предполагаем напечатать рассказы, стихи, документальную прозу, критику и публицистику "Нью-Йоркера" последних лет.

Еще о планах...