• В августе:
    Роман "Домой" Тони Моррисон

    Роман «Домой» знаменитой американской писательницы, лауреата Нобелевской премии Тони Моррисон опубликован в переводе В. Голышева.

    США, 1940-е годы. Неблагополучная негритянская семья – родители и их маленькие дети, брат с сестрой - бежит от расистов из Техаса в Джорджию в городишко Лотус. Проходит несколько лет. Несмотря на бесправие, ужасную участь сестры и мучительные воспоминания Фрэнка, ветерана Корейской войны, жизнь берет свое, и героев не оставляет надежда.

    Тони Моррисон (настоящее имя - Хлоя Арделия Уоффорд) — американская писательница, редактор и профессор. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1993 года, как писательница, «которая в своих полных мечты и поэзии романах оживила важный аспект американской реальности». Обладательница Президентской медали Свободы.

    В 1953 году Моррисон окончила Говардский университет со степенью бакалавра, в 1955 году получила степень магистра в Корнелльском Университете

    К началу писательской карьеры Моррисон подтолкнуло участие в неофициальном кружке писателей и поэтов Говардского университета, который собирался для обсуждения произведений его членов. На одно из заседаний она пришла с рассказом о чернокожей девушке, страстно мечтавшей иметь глаза голубого цвета. Позднее этот рассказ послужил основой для первого романа Моррисон «Самые голубые глаза».

  • В августе: «Литературный гид: Столетие Великой войны». Англичане

    Главы из книги «Со всем этим покончено» англичанина Роберта Грейвза (1895 – 1985); перевод Елены Ивановой, вступление Ларисы Васильевой. Абсолютно бесстрастное описание военных будней, подвигов и страданий.

    Три стихотворения английского поэта Зигфрида Сассуна (1883 – 1967), друга и соратника Роберта Грейвза, в переводе Анастасии Строкиной.

    Документальную книгу англичанки Веры Бриттен (1893 – 1970) «Заветы юности», фрагменты из которой в переводе Антона Ильинского печатает «ИЛ», Борис Дубин, автор вступления, называет «одной из самых знаменитых книг о Первой мировой войне», к тому же написанную не о фронте, а о тыле. И далее: «Перед читателем – один из лучших, на мой взгляд, портретов английского характера, уникальный и при этом совершенно конкретный портрет юной англичанки».

    И последний по очередности англичанин в нынешнем «Литературном гиде» - поэт Руперт Брук (1887 – 1970) со своим знаменитым сонетом «Солдат» в нескольких переводах: Владимира Набокова, Михаила Зенкевича, Елены Талызиной, Елены Калявиной и Владимира Окуня. Послесловие Бориса Дубина.

     

  • В августе:
    Литературный гид: "Столетие великой войны"

    Стихотворения трех немецкоязычных поэтов-фронтовиков – Вильгельма Клемма (1881 – 1968), Георга Тракля (1887 – 1914), Августа Штрамма (1874 – 1915) – в переводе Алеши Прокопьева.

    Здесь же – «Пусть хотя бы на день», самое известное стихотворение венгра Геза Дёни (1884 – 1917), «поэта, с воодушевлением встретившего войну, а потом ставшего одной из миллионов ее жертв», - как пишет в послесловии переводчик Юрий Гусев.

    Итальянцы. Классик и реформатор итальянской поэзии Джузеппе Унгаретти (1888 – 1970). Несколько стихотворений из книги «Погребенный порт» в переводе Петра Епифанова.

    Переводчик Евгений Солонович представляет читателям антологию «Светлые ночи были единым рассветом» («Первая мировая война в стихах итальянских поэтов») и знакомит с тремя участниками книги: Филиппо Томазо Маринетти (1876 – 1944), Арденго Соффичи (1879 – 1964) и Карло Ступарич (1894 – 1916).

    Следом – проза на итальянском: фрагменты книги писателя и журналиста Паоло Манелли (1891 – 1984) «Башмаки на солнце». Хорошие люди и преступные будни войны. Перевод Ольги Поляк.

     

  • В августе: продолжение "Года Шекспира" и столетие Хулио Кортасара

    Год Шекспира продолжается на страницах "Иностранной литературы". Закончится он только в декабре.

    В рубрике «Год Шекспира» - пародии польского прозаика и драматурга Януша Гловацкого (1938) на топорное литературоведение, перевод Ксении Старосельской. И здесь же – стихотворение поэта и переводчика Марины Бородицкой «Корделия» с параллельным переводом на английский британской поэтессы Рут Фейнлайт.

    В юбилейной рубрике до конца года появится документальная проза, а также ранее не переводившийся роман Пенелопы Фитцджеральд.

    В рубрике «К столетию со дня рождения» - рецензия Хулио Кортасара (1914 – 1984) на биографическую книгу о Бодлере. Перевод с испанского и вступление Бориса Дубина.

     

  • В августе: Литературный гид: Столетие Великой войны

    Польской главке «Литературного гида» предпослана статья историка и переводчика Виктора Костевича «На чужой своей войне», где он, среди прочего, пишет, что участие и жертвы поляков в Великой войне нередко умаляются, потому что речь по привычке ведется о воюющих державах, а не о народах, а Польша долгое время была страной, поделенной между соседями. Далее автор говорит о «роли, которую играла и играет в польской национальной культуре военная и патриотическая песня» - и приводит примеры нескольких таких песен в своих переводах. В его же переводе – фрагменты детской патриотической повести Брониславы Островской (1881 – 1928) «Геройский Мишка, или Приключения плюшевого медвежонка на войне». Великая война глазами игрушки.

    В продолжение темы – современные писатели. «Ни цветов, ни венков» -повесть француженки Майлис де Керангаль (1967) посвящена гибели в 1915 году пассажирского лайнера «Лузитания», торпедированного немецкой подводной лодкой у берегов Ирландии. Но гибель 1198 пассажиров оборачивается жутковатым везением для героев повести. Перевод Марии  Липко.

    И в завершение «Литераурного гида» еще один современник – венгерский драматург Геза Сёч (1953) с пьесой «Распутин: миссия» в переводе Юрия Гусева. Пафос этой фантастической пьесы самый неутешительный: мир глух к пророчествам и предостережениям – чему быть, того не миновать.

     

Cодержание номера

8/14

Поручитель. Памяти Бориса Дубина.

Прощаясь с Борисом Дубиным, меньше всего хочется сбиваться на штампы, некрологические банальности. Но одного банального, до дыр затертого словосочетания при всем желании не избежать – невосполнимая потеря.

Невосполнимая - для едва ли не всех сфер российской культуры, науки, общественной жизни. За отпущенный ему (увы, недолгий) срок сделано невероятно много: Дубин оставил внятный след и в социологии, и в культурологии, и в литературоведении, и в художественном переводе.

 Не только переводил стихи, но писал их сам. В прошлом году в петербургском издательстве Ивана Лимбаха вышел авторский том Бориса Дубина, где поэтические переводы – с испанского, французского, английского, немецкого, греческого, португальского, венгерского, польского - соседствуют с его собственными стихами – и последнего времени и написанными совсем еще в юные годы. Том с отличным, таким значимым названием - «Порука»: переводчик, как ему и полагается, берет переводимых авторов под свое поручительство.

Невосполнима эта потеря и для нашего журнала. С «Иностранкой» Дубина связывают десятки лет близкой дружбы и теснейшего сотрудничества. Он и в журнальной деятельности поручитель: определял почерк журнала, писал предисловия и статьи, переводил стихи, прозу и эссеистику, составлял специальные номера, последние пару лет был членом редколлегии. Была у Бориса в «Иностранной литературе» и своя, придуманная им рубрика – «Портрет в зеркалах». Как же точно это название рисует его собственный автопортрет в интерьере шестидесятилетней «Иностранки»!

 И в интерьере мировой культуры тоже. Диапазон его увлечений, знаний – всегда живых, заинтересованных, никогда не застывших, схоластичных – был поистине необъятен. Не было, казалось, страны на географической карте мира, в чьей поэзии, прозе, театре Дубин бы не ориентировался, не сказал бы веское слово.

Невосполнимая потеря и еще по одной, быть может, самой главной причине. Давно и хорошо известно, что эрудиция, талант, пусть и выдающийся, далеко не всегда попадают в чистые, так сказать, руки. Сколько случаев знает мировая культура, когда эстетика и этика не были союзниками. Когда одаренный, образованный человек оказывался не вполне достоин своих таланта и эрудиции. Дубин на высоте и здесь. Это был редкостно ответственный, порядочный человек. Необычайно скромный: представляю, как бы он негодовал, прочитав некоторые из адресованных ему здесь эпитетов. Исключительно доброжелательный и прямодушный. Но и жестко принципиальный, вот уж кто, можно смело поручиться, «не поступался принципами». Поэтому, возможно, и ушел из жизни раньше времени: с тем, что происходит сегодня вокруг нас, его принципы имели немного общего.

Бориса Дубина нет. А статьи и переводы Бориса Дубина продолжают печататься на страницах нашего – его – журнала едва ли не в каждом номере.

И со страниц не холодом могильным,

но пронимает холодком крестильным,

отметившим немало первых книг.

(Борис Дубин «Памяти поэта»)

ИЛ в 2015 году

«Сценарий по Прусту» английского драматурга, режиссера, актера, лауреата Нобелевской премии ГАРОЛЬДА ПИНТЕРА написан по мотивам эпопеи Марселя Пруста «В поисках утраченного  времени". Этот сценарий, бережно сохраняющий стиль, замысел, образную систему французского классика, в то же время представляет собой самостоятельный художественный текст.

Номер, отданный Кубе, знакомит читателя с целыми главами практически не известной ему словесности последних десятилетий. В многослойном романе видного прозаика кубинской диаспоры ЭЛИСЕО АЛЬБЕРТО «Эстер где-то там»  сменяются картины повседневной жизни Гаваны в 1970–2000-х годах. Тему подхватывают новеллы классика ХХ века ВИРХИЛИО ПИНЬЕРЫ и рассказы из плутовской романной фрески ПЕДРО ХУАНА ГУТЬЕРРЕСА «Гаванская грязная трилогия».  Раздел классики пополняют избранные письма выдающегося поэта и прозаика-энциклопедиста  ХОСЕ ЛЕСАМЫ ЛИМЫ. Архаический пласт кубинской культуры с ее тайными верованиями и обрядами представлен в эссе крупнейших этнографов острова ФЕРНАНДО ОРТИСА и ЛИДИИ КАБРЕРА.

В 2015 году гостем "Иностранной литературы" впервые будет знаменитый американский еженедельный журнал "Нью-Йоркер". В специальном номере мы предполагаем напечатать рассказы, стихи, документальную прозу, критику и публицистику "Нью-Йоркера" последних лет.

Еще о планах...