• В апреле: Рубрика «Ничего смешного» посвящена виртуозу словесных игр и математику англичанину Джеймсу Альберту Линдону.

    Виртуоз словесных игр и математик англичанин Джеймс Альберт Линдон (1914 – 1979) прославился искусством палиндрома.

    Стихи, приведенные ниже, написаны Джеймсом Линдоном. С первой строчки и до последней, также как с последней до первой, стихи читаются совершенно одинаково.

    Entering the lonely house with my wife

    I saw him for the first time

    Peering furtively from behind a bush -

    Blackness that moved,

    A shape amid the shadows,

    A momentary glimpse of gleaming eyes

    Revealed in the ragged moon.

    A closer look (he seemed to turn) might have

    Put him to flight forever -

    I dared not

    (For reasons that I failed to understand),

    Though I knew I should act at once.

    Палиндром очень распространен в произведениях поэтов экспериментаторов (каким был и русский поэт Вениамин Хлебников), в языковых играх (в американских школах детям на уроках английского языка предлагается составить кроссворд из палиндромов). Палиндром также очень популярен в качестве языковой шутки или развлечения

  • В апреле: повесть Герты Мюллер «Человек в этом мире – большой фазан»

    Название представляет собой румынскую пословицу, основной смысл которой в том, что человек в сложных обстоятельствах, перед лицом несчастий, уподобляется фазану, большой и неуклюжей птице перед дулом охотника.

    Герта Мюллер - немецкая писательница, рожденная в Румынии, автор романов, эссе и стихов, лауреат Нобелевской премии по литературе в 2009 году. Для многих из произведений Герты Мюллер, написанных в поэтической, образной манере, источником послужил ее опыт жизни в гнетущей атмосфере тоталитарного общества Румынии времен Чаушеску.

    Мюллер изучала немецкий и румынский в университете и сблизилась с кружком молодых немецкоязычных писателей. Группу обвинили в заговоре против режима. Герта работала переводчицей на тракторном заводе “Технометалл”, из-за отказа сотрудничать с Секуритате, тайной полицией Чаушеску, и служить информатором, была уволена. Заклейменная как «паразитический элемент», Мюллер стала объектом постоянных угроз.

    Ей запретили печататься в Румынии. В 1987 году Мюллер эмигрировала в Германию. Она описала в прозе общество, с  традиционными гендерными ролями и традиционными ценностями, микрокосмос большого репрессивного общества.

    Помимо Нобелевской премии Мюллер завоевывала другие многочисленные литературные награды, в том числе премию Клейста,  премию Франца Кафки,  Мюллер живет в Берлине и читает лекции в университетах.

  • В апреле: Рубрика "Докуметальная проза"

    «Документальная проза». Польский искусствовед и литератор, переводчик с французского Адам Водницкий (1930): главы из книг «Заметки из Прованса» и «Зарисовки из страны Ок» в переводе Ксении Старосельской. Исполненный любви и профессиональных познаний рассказ о Провансе, точнее - Арле. Здесь и коррида, и драматичная судьба языков окситанского и шуадит, и знакомый с прижизненной славой поэт Фредерик Мистраль, и отщепенец Ван Гог, и средневековье, и нынешний день…

    В рубрике «Трибуна переводчика» - эссе писателя Бориса Хазанова (1928) «Оэ. Два лица литературы». «Художественный текст порожден языковым сознанием автора, интимно связан с языком – следовательно, принципиально непереводим. Каждый культурный язык обладает неисчерпаемым запасом средств выражения. Следовательно, он способен в принципе воспроизвести любые оттенки смысла иноязычного текста. Между двумя этими взаимоисключающими постулатами реализуется работа переводчика».

    В рубрике «Письма из-за рубежа» - Дмитрий Якушкин (1957) с «Записками корреспондента». Непринужденный рассказ о людях и явлениях, с которыми автора сводили пребывание в Париже и профессия: Франсуа Миттеран, утреннее радио, книгоиздание, газеты с именем и традицией, знакомство с Грэмом Грином. Вот, например, о книжной культуре: «Бюджет французского центра защиты книги… - 42 миллиона евро. И все-таки почему? …Как сказал мне один член гонкуровской премии, потому что у нас был Вольтер, потому что мы пережили век Просвещения, потому что у нас есть культура кафе, потому что все закладывается уже на уровне системы образования».

  • В апреле: Грегерии испанского писателя, эссеиста, заметной фигуры мадридского авангарда Рамона Гомеса де ла Серны

    Грегерии испанского писателя, эссеиста, заметной фигуры мадридского авангарда Рамона Гомеса де ла Серны (1888 – 1963). Вот как определяет «грегерии» сам автор, родоначальник жанра: «Грегерия ловит мгновенье, готовое к перемене, схватывает эфемерную реальность, обречённую гибели, — но разве не гибелью чревато всё, чего касается человек? И разве спасти от гибели не долг человеческого — человечного — искусства?..»

    Образчики жанра: «Карандаш выводит тени слов», «Высохшие фонтаны – надгробные памятники воде». Отечественному читателю писательская манера Рамона Гомеса де ла Серны может напомнить стиль Юрия Олеши, «короля метафор».  Вступление Бориса Дубина, перевод Всеволода Багно.

  • В апреле: В рубрике «Из классики ХХ века» - повесть американца, представителя литературы «бит-поколения» Джека Керуака (1922 – 1969) «Пик» (это я)»

    Рассказчик, одиннадцатилетний чернокожий сирота, колесит на попутках по Америке со старшим братом, безалаберным талантливым музыкантом. Детский, еще не замутненный опытом взгляд на мир.

    Джек Керуак - американский писатель, поэт, важнейший представитель литературы «бит-поколения». Пользовавшийся читательским успехом, но не избалованный вниманием критиков при жизни, Керуак сегодня считается одним из самых значительных американских писателей. Его спонтанный исповедальный язык вдохновлял таких авторов, как Том Роббинс, Ричард Бротиган, Хантер Томпсон, Кен Кизи, Уильям Гибсон, Боб Дилан, его называли «королём битников».

    Большую часть жизни Керуак провёл либо скитаясь по просторам Америки, либо дома у своей матери. Сталкиваясь с меняющейся страной, Керуак стремился найти в ней своё место, что в какой-то момент привело его к отрицанию ценностей 1950-х годов. В его творчестве проявляется желание вырваться на свободу из социальных шаблонов и найти в жизни смысл. Поиски могли приводить его то к экспериментированию с наркотиками (он использовал в том числе псилоцибин, марихуану и бензедрин), то к освоению духовных учений, таких как буддизм, то к путешествиям по миру. Его книги иногда называют катализатором контркультуры 1960-х. Самые известные романы Керуака — «В дороге» и «Бродяги Дхармы».

     

Cодержание номера

4/14

Майский номер: «Беспокойное бессмертие»

В этом номере можно будет прочесть об очень разных сторонах шекспироведения и бытования Шекспира в мире

Например, сколь по-разному оценивали Шекспира такие писатели, как Грэм Грин и Честертон. Или: Почему Зигмунд Фрейд не признавал «человека из Стратфорда» (заранее скажем, что у Фрейда, как и очень многих антистратфордианцев были на то важные личные причины). Сколько шекспировских театров «Глобус» существовало в Англии? Можно ли себе представить, что театр в далеком прошлом жил и развивался, как Голливуд? Что связывает Шекспира и Сервантеса? Правы ли англичане, когда говорят: «Шекспир изобрел четверть нашего языка» и «Шекспир и есть наш язык»?  Какое отношение имеет пьеса «Вортигерн и Ровена» к Шекспиру: в Друри-Лейн ее поставили как шекспировскую?

Пожалуй, ни одна пьеса Шекспира не подвергалась такому количеству толкований и прочтений, постановок и экранизаций, как «Буря» - ей в номере посвящен самый большой раздел: «Как будто в «Буре» есть покой». Тут можно узнать, что писали о «Буре» великие английские поэта: У.Х. Оден и Тэд Хьюз, почему фильм Гринуэя называется «Книги Просперо»,  а также - можно ли считать Просперо колонизатором Волшебного Острова.

 Особо хочется оговорить возможность познакомиться с целым рядом самых известных шекспироведов мира.

Шекспир как наше все

"Если есть писатель, ставший смертным Богом, так это Шекспир", - утверждает Гаролд Блум.  В XVIII веке к тому же выводу пришел доктор Джонсон, назвавший его в предисловии к  восьмитомному, впервые прокомментированному им изданию  «поэтом природы». За безмерное  поклонение и  наведенный веками «хрестоматийный глянец» Шекспир  заплатил и, похоже, всегда будет платить удивительно трудной посмертной судьбой. Каким только нападкам он не подвергался! Его  объясняли как продукт самых разных влияний – «с помощью Монтеня и с помощью Макиавелли» (Т.С. Элиот), просили извинения за его художественные промахи(его первый биограф (Николас Роу), критиковали за отсутствие политического чутья (Наполеон), ему отказывали в творческом существовании (этим несть числа), его поносили и  ниспровергали.