UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Документальный детектив историка и писателя Валерия Ярхо "Ваш выход, мадам детектив". Серия 2-я: Тайный союз хранительниц очагов

Опубликовано 29.04.2020

 Валерий Ярхо

Ваш выход мадам детектив. Серия 2-я

 

Тайный союз хранительниц очагов

Как всякое грубое ремесло, сыск считался уделом мужчин, а потому европейское общество было шокировано, когда поползли слухи о том, что в недрах английской криминальной полиции Скотланд-Ярда, существует хорошо законспирированное подразделение женщин-сыщиц. Сотрудницы женского отряда, якобы, были внедрены буквально во все слои общества, и, пользуясь доверчивой галантностью мужчин, собирали о них подробнейшие сведения, доставляя их своим шефам.

Слухи об английских «дамах - тайных агентах», в конце девятнадцатого века так широко разошлись по разным странам, что несколько представительниц самых аристократических кругов немецкого общества и сливок богемы, подражая отважным англичанкам, сами создали «Тайное женское детективное общество». Основной целью этого тайного союза была охрана семейного очага с применением методов тайной слежки.

По-своему это была весьма разумно. Допускать посторонних в мир «семейных тайн» люди высшего общества никогда не любили, и  в то же время, для замужних дам из высшего света не было ничего важнее сохранения семейного очага.

И дело тут даже не в пресловутой формуле немецкого семейного счастья для женщины, очерчивающей круг её жизни тремя «К»: «киндер, кухен, кирхен», то есть – дети, кухня, церковь. В те времена муж был хозяин семейной кассы, его положение в обществе определяло и положение его жены. Если он начинал транжирить деньги на других дам, то, фактически, это были деньги и его жены тоже, а в случае краха карьеры мужа, «на бобах» вместе с ним оставалась и супруга.

Сплотившись в 1889-м году в тайный союз, немецкие аристократки, по взаимному условию, заполучив интересную информацию, о мужьях других дам, обязаны были сделать её достоянием всех «союзниц». Стесняться в методах получения сведений дамы-детективы не стали, и пустили в ход все, начиная от подкупа прислуги, до маскарадных переодеваний. Они платили ресторанным официантам, швейцарам мюзик-холлов и кабаре, проникали в эти заведения сами, переодевшись официантками или продавщицами цветов.

Однажды, следя по поручению «союзниц» за супругом, заподозренным «в не лояльном отношении к жене», одна из таких любительниц острых детективных ощущений, под видом портнихи, внедрилась в дом его любовницы, и стала свидетельницей многих предосудительных сцен, о чем немедленно информировала «Верховный комитет» своего тайного союза.                                                     

С «застуканным» мужем тайный союз разбирался «по-свойски». Полученные данные рассматривались на заседании особого дамского трибунала, и, смотря по величине и серьезности проступка, «союзницы» выносили свой приговор. Чаще всего это был  крупный денежный штраф, часть которого получала «потерпевшая союзница», а часть шла в фонд самого союза.

Чтобы добиться выплат от «приговоренного» эти лихие сыщицы прибегали к самому настоящему шантажу, и действовали в стиле итальянской тайной организации «Черная рука».

В один прекрасный день, приговоренный ими «муж-преступник», получал письмецо, не имевшее обратного адреса, в котором ему «делалось предложение, от которого невозможно было отказаться». Невозможно, потому что дамочки грозились опубликовать весь собранный на него «компромат» на страницах прессы,  и вся карьера крупного чиновника, военного или светского человека тогда бы летела к чертовой матери. Следующим шагом мести обычно был бракоразводный процесс, на котором, признанный «виновным в разводе», этот несчастный должен был бы отдать «потерпевшей стороне» большую часть своего состояния, взяв на себя обеспечение экс-супруги до конца её дней[1].

Впрочем, иногда тайное дамское судилище, сочтя методы морального и материального давления не вполне достаточными для возмездия «преступнику», приговаривали его «к казни». Правда это была не смертная казнь, а скорее телесное наказание, но проведение экзекуции участницы тайного союза не доверяли никому, действуя сами. Подкараулив «приговоренного» где-нибудь в тихом месте, берлинские аристократки набрасывались на него, как стая диких кошек, и начинали дубасить его тростями и зонтиками, потом валили с ног и топтали острыми каблуками. Отчеты об этих налетах, часто с фотографиями или рисунками жертвы побывавшей в руках разъяренных фурий, публиковались в берлинских газетах, и служили наглядным уроком тем мужьям, которые, получив письмо-предупреждение от «Тайного женского детективного общества» ошибочно могли посчитать его «чьей-то глупой шуткой», и просто пожав плечами, выбросить его в мусорную корзину.



[1] Законодательства многих стран в то время рассматривали  прелюбодеяние как преступление против морали, предусматривая уголовное преследование признанных виновными. Существовал широкий спектр наказаний – от штрафа до тюремного заключения. Но страшнее всего была потеря репутации порядочного человека. Это могло исковеркать любую биографию. Поэтому из опасения скандала люди готовы были убивать, совершать самоубийства, откупаться, бежать. На почве именно таких историй развиваются многие детективные сюжеты, в которых участвуют женщины.

Опубликовать в социальных сетях