UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Истории от писателя Валерия Ярхо: Республика беспризорных

Опубликовано 09.12.2020

Валерий Ярхо. Республика беспризорных

Попытки разработок способов перевоспитания молодых преступников предпринимались неоднократно и в разных местах. Если за дело бралось государство, то в большинстве случаев эти эксперименты терпели неудачу - из «исправительных заведений» разного типа на волю выпускались озлобленные и энергичные молодые преступники, в этих «академиях» формировавшиеся как профессиональные уголовники. Удачи реабилитации были редки, но всё же случались. Как правило, успех приходил, когда во главе дела встал человек, готовый положить на алтарь доброго дела свою душу. Одним из таких добрых людей был знаменитый американский филантроп Вильям Джордж, который в 1889-м основал колонию для детей, считавшихся «погибшими для общества».
Он выкупил землю близ городка Фредовидь в штате Нью-Йорк, где обосновались отобранные в различных учреждениях штата несколько десятков молодых людей, которым была предложена альтернатива тюремному сроку. Колония была только для юношей, уже осужденных за свои преступления.
Начали они со строительства трех больших деревянных домов. Необходимыми инструментами и материалами их обеспечил основатель колонии. Так же сами, питомцы Джорджа изготовили самую необходимую мебель. Потом пришел черед школы – её выстроили и оборудовали тоже своими силами. Учение было обязательным условием пребывания в колонии.
В ходе этих работ, совершенно естественным путем, возникли несколько мастерских, в которых до полного совершенства изучали столярное, плотницкое, слесарное, портняжное дело, и ещё множество ремесел. Вокруг колонии разбили сад, позже завели скот – это было сделано для тех, кого ремесла не привлекали, а тянуло к крестьянскому труду.
Идейный вдохновитель дела предложил воспитуемым самим писать для себя законы и следить за их исполнением. Так в стенах приюта для беспризорников, возникла «Республика уличных детей», бессменным президентом которой первые 11-ть лет был её отец-основатель. В 1900-м году, видя, что воспитанники «доросли», Вильям Джордж добровольно сложил с себя полномочия, и предложил детям самим избирать для «Республики» президента из числа «граждан», каковым считался любой мальчик достигший 12-ти лет.
«Гражданин» пользовался всеми правами «Республики»: мог избирать, быть избранным, исправлять любую общественную должность, получать за свою работу вознаграждение, из которого оплачивать свое содержание. Для того чтобы «занять должность» нужно было пройти курс обучения, и сдать экзамен «на пригодность».
Все хозяйственные работы исполнялись воспитанниками и оплачивались из кассы «Республики»: «граждане» исполняли заказы в мастерских, топили печи, готовили на кухне, убирались, стирали и т.д., получая плату. Так детей приучали зарабатывать себе на жизнь, разумно расходовать деньги, обращаться с ними аккуратно. Этим нарабатывался навык самостоятельной жизни, чтобы, оказавшись на воле, они не растерялись, как это бывает со многими из тех, кто покидает «казенный дом», где, какая ни какая, но пайка полагается каждый день, как и одежка, и ночлег под крышей.
Покидать фредовильское заведение «гражданам» было запрещено – уход расценивался как побег и в случае поимки карался отправлением в тюрьму для малолетних преступников. Но по достижении 21-го года (это возраст совершеннолетия в США) «республиканцы» становились совершенно свободными.
В 1914-м году, когда отмечалось четверть века существования «Республики», была опубликована статистика: за это время выпущено было 7000 человек, и лишь 47-мь из них снова стали уголовниками.
***
Не смотря на явные успехи этого и ряда других методов возвращения детей из криминальной среды, они так и остались уделом отдельных энтузиастов, создающих островки добра. В Советской России, попытались перенять этот положительный опыт перевоспитания в трудовых коммунах, но особенного развития этот метод не получил, хотя из нескольких коммун действительно вышли вполне «очистившиеся от скверны» молодые люди.
Эти педагогические удачи прославлены в книгах и фильмах («Путевка в жизнь», «Педагогическая поэма», «Республика ШКИД») но ни в одной из них не рассказывалось о том, что стало с этими заведениями в дальнейшем.
Для успеха дела требовалось личность руководителя, всего себя отдающего детям, а это редкость и в куда более изобильных, культурных и добрых обществах, нежели Советская Россия. Здесь такие люди оказались «чуждым элементом» в общей массе советских педагогов.
Главным их идейным противником и гонителем стала вдова покойного большевистского вождя Ленина, Надежда Константиновна Крупская, которая невесть с чего вообразила себя выдающимся педагогом, знающим как именно надо воспитывать «новых людей».
Именно мнение Крупской уничтожило «Республику ШКИД» - ленинградскую Школу-коммуну имени Достоевского, основанную педагогом-психологом Виктором Николаевичем Сорокой-Росинским. Товарищ Крупская обрушила свой высочайший гнев на ШКИД: «не в Чухломе какой-нибудь, а в Ленинграде процветает советская бурса, руководимая людьми, работа которых ничего общего с задачами, поставленными советской властью, не имеет... Бурс, хотя бы они и называли себя советскими детдомами, нам не надо».
После чего легендарный «Викниксор» был уволен, а созданное им заведение было «приведено к норме», т.е. фактически деградировало.
Та же волна уничтожила украинскую колонию-коммуну им. Горького, созданную Антоном Семеновичем Макаренко. Товарищ Крупскую возмутило самоуправление, власть общего собрания воспитанников и ротация командиров отрядов. По мнению Надежды Константиновны это противоречило практике большевистской педагогики. В 1928 году Макаренко сняли с должности директора созданной им коммуны, а от ареста его спасло покровительство руководителя украинского НКВД Балицкого, который перевел А.С. Макаренко в воспитательную коммуну им. Дзержинского под Харьковом.
Там опыт был повторен с ещё большим успехом – на созданном при трудкомуне имени Ф.Э. Дзержинского заводе точной механики бывшие беспризорники освоили выпуск фотоаппарата «ФЭД», который являлся точной и очень удачной копией немецкой популярной камеры «Leica II». Это было сложное производство высокой точности. Изначально никто не верил, что недавние бродяжки и уголовники способны на такое дело. А у них получилось! Но… В середине 1930-х, «из производственной необходимости», Макаренко был отстранен от заведования коммуной, а созданный им харьковский завод, на котором трудились воспитанники, передали военному ведомству. Фактически этим эксперимент Макаренко и кончился.
Ещё более печальная судьба ждала создателей Болшевской коммуны, о которой был снят культовый советский фильм «Путевка в жизнь». Её создавали под эгидой руководителя ОГПУ-НКВД Генриха Ягоды, и после того как весной 1937 года он был снят с постов и арестован, все его ближайшие сотрудники, а также многие подшефные, попали под подозрение в сотрудничестве с врагом народа. Следствием этого стали аресты руководителей коммуны и её активистов-воспитанников. Сама коммуна в том же 1937 году была закрыта.
Трудовые коммуны, а вернее миф о них, сделались пропагандистским жупелом - на деле же местом «массовой перековки молодых преступников» были определены лагеря зловещей организации ГУЛАГ. Туда малолеток стали загонять наравне со взрослыми, снизив возрастной ценз полной уголовной ответственности до 12-ти лет, что позволяло применять к детям все виды наказаний «вплоть до высшей меры». В стране победившего социализма всегда тяготели «к простым и очевидным решениям», которые приводили к сложным и трудно предсказуемым последствиям.

Опубликовать в социальных сетях