UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Истории от Валерия Ярхо: Когда свидетели не врут (и снова вокруг переперевода Джейн Остин в январском номере 2021 года)

Опубликовано 29.12.2020

Валерий Ярхо. Когда свидетели не врут

Странное это занятие, писать дополнение к мини-сериалу, снятому по мотивам одноименной книги, написанной в качестве продолжения классического английского романа. И тем не менее! Речь идет об очень симпатичном фильме, показанном не так давно каналом «Культура», являющемся детективным сиквелом романа Джейн Остин «Гордость и предубеждения», снятом по роману Филлис Дороти Джеймс «Смерть приходит в Пемберли». Сюжет книги и фильма разворачивается в 1819 году - минули шесть лет после свадьбы Элизабет Бентли и Фицуильяма Дарси, живущих в поместье Пемберли. Хозяева поместья ждут гостей на бал, но получают известие об убийстве в их лесу одного из тех, кого ждут. А дальше начинается чрезвычайно специфическое английское расследование, которое едва не кончается трагедией осуждения невиновного.
Писать дополнение к и так довольно запутанной истории загорелось мне потому, что хочется биться об заклад, утверждая, что знаешь, откуда почтенный автор черпала вдохновение. Дело в том, что сюжет довольно необычен для Филлис Дороти Джеймс, детективы которой в большинстве своем связаны с близкой ей современностью. Её роман «Смерть приходит в Пемберли» это едва ли не единственный случай погружения автора в далекое прошлое и использование «чужих» персонажей для своей игры в убийство. Поэтому очень даже не исключено, что и сюжетная пружина была ею позаимствована для этой конструкции из юридических анналов. Тем более, что такая возможность у миссис Филлис Джеймс имелась – она полтора десятка лет отработала в уголовном отделе при министерстве внутренних дел в качестве гражданского служащего.
Подлинная история, которая могла быть адаптирована для того, чтобы погнать известных персонажей по новому лабиринту приключений, относится к викторианский эпохе. Романы Остин и Джеймс к финалу георгианской. Но что за беда!? В 19 веке жизнь и общество менялись медленно. Тридцать лет разницы между событиями не фатальны. Во всяком случае, гордость и предубеждения, равно как и особенности юридической системы Великобритании, оставались все теми же.
***
Точкой старта цепи трагических событий, произошедших в течение нескольких месяцев 1863 года, стала смерть некоего мистера М., после чего его дочь, мисс Беатрис М. попала под опеку своего дядюшки, богатого английского эсквайра - землевладельца и джентльмена - мистера Чарльза М. Увы-увы, в русском переводе изложения, напечатанном в рубрике иностранных происшествий одной из российских газет 19-го столетия, фамилии персонажей зашифрованы сокращением до одной только заглавной буквы. Так тогда было принято «для сохранения приватности». Так же это являлось мерой предохранения от возможных судебных исков.
Итак, согласно завещанию покойного мистера М. все его деньги и имущества отходили мисс Беатрис после достижения ею возраста 25-ти лет, либо в случае вступления в брак «с достойным человеком, получившим одобрение опекуна». В том же случае, если Беатрис покинула бы этот свет, не достигнув 25 лет, незамужней и бездетной, все оставленное ей отцом переходило бы его брату, дядюшке Беатрис или прямым наследникам такового. Последнее условие было сделано незадолго до смерти мистера М., и вписано в текст завещания отдельной строкой. Все эти юридические подробности выяснились в июне 1863-го года, когда настал день, назначенный для вскрытия завещания.
Сразу же после улаживания формальностей в лондонской конторе нотариуса, вступивший в права опекунства дядюшка Чарльз вместе с восемнадцатилетней Беатрис выехал в родовое поместье их семьи, находившееся в одном из центральных графств Англии. Но Бетти, как называли в семье девушку, совсем недолго прожила в этой сельской резиденции - той же осенью она с дядюшкой отправилась на прогулку в лес, а домой вернулся только мистер Чарльз М.
Узнав о том, что племянница не пришла с прогулки, дядя забеспокоился, снарядил людей на её поиски, но всё было тщетно – Бетти как в воду канула. После того как слуги объездили всю округу, нигде не найдя следов пропавшей девушки скрывать её исчезновение было уже невозможно, и сколь не тягостно было мисеру Чарльзу М. «выносить сор из избы», но ему таки пришлось оповестить полицию об исчезновении опекаемой им племянницы.
***
В те времена, о которых идет речь, в Англии полицейские функции возлагались на местные власти, и работала эта полиция из рук вон плохо. Об отношении англичан к полицейским чинам мы можем вполне судить из тех скептических замечаний, которые густо рассыпаны в рассказах о Шерлоке Холмсе, когда в них речь заходит о «бобби» и сыщиках легендарного Скотланд-Ярда. В 1863-м году и до этого уровня было куда как далеко, а потому всего полицейского профессионализма при расследовании загадочного происшествия во владениях мистера М. хватило только на то, чтобы задаться вопросом: кому выгодно исчезновение мисс Беатрис? Тем более что ответ искать долго не требовалось – после непродолжительного выяснения оказалось, что никому другому не было так выгодно исчезновение Беатрис, как её опекуну мистеру Чарльзу М., эсквайру.
После установления этого факта уже ничего другого в голову местным мастерам сыска никак не лезло. Да и азарт охотников толкал их как можно скорее «затравить зверя», а потому внутренне уверившиеся в виновности эсквайра с ним особо не церемонились.
Мистера М. вызвали к местному судье и подвергли строгому допросу, на котором тот дал весьма неуверенные показания.
Дядюшка пропавшей Беатрис рассказал следующее:
- Мы гуляли с племянницей по нашему лесу и обсуждали семейные дела. Вдруг раздался выстрел, и, решив, что кто-то охотится в моих владениях, я бросился в ту сторону, где стреляли, думая застать браконьера с поличным. Мисс Беатрис оставалась на лесной тропе. Осмотрев участок леса и никого не встретив, я вернулся к тому месту, где оставалась Бетти, но её там уже не было. Полагая, что не дождавшись меня племянница пошла домой, я вернулся в поместье, а когда оказалось, что и там её нет, то попытался разыскать её с помощью слуг, но все было напрасно.
Судейские спросили мистера М.:
- А о чем вы разговаривали с племянницей во время той последней прогулки?
На этот простой вопрос опекун ответил не сразу. Он отчего-то вдруг покраснел, засопел носом, а потом, по-бычьи мотая головой, заявил:
- Содержания нашего разговора касалось дел семейных, в которые я не собираюсь посвящать посторонних.
Этим отказом он только усилил подозрения в отношении себя. Даже родственники, когда их опросили, сказали, что, скорее всего, опекун не устоял перед соблазном больших денег и отправил Бетти к покойному папочке на небеса, чтобы тут, на грешной земле попользоваться их имуществом.
В виду всех этих обстоятельств опекун пропавшей Беатрис уверенно занял позицию главного подозреваемого и местный судья распорядился взять его под стражу. Полиция же, «чуя что цель близка» продолжила свои расследования, сосредоточившись на сборе улик подтверждающих «основную версию». И, что самое печальное, преуспела в этом.
Стараниями сыщиков вскоре удалось выяснить, что незадолго до исчезновения Беатрис её руки просил молодой человек, сосед дяди-опекуна, получивший вежливый, но, тем не менее, решительный отказ. Слуги сообщили, что Бетти потом плакала и даже повздорила с дядей, когда тот предложил ей пойти замуж за другого человека, вовсе ей не симпатичного, но с солидным положением в обществе и весьма состоятельного.
С самим несостоявшимся претендентом на руку и состояние Беатрис поговорить не удалось – он куда-то уехал. Как говорили в округе, получив отказ, молодой барин очень грустил, и теперь отправился в путешествие по северным графствам, чтобы немного прийти в себя. Возникло даже предположение: а не удрала ли Бетти с тем самым молодым помещиком, которому отказал её дядя? Но проверять ничего не стали, потому что от этой версии все отвернулись, когда на одной из ферм сыщики отыскали настоящую свидетельницу трагедии в лесу. Эта фермерша рассказала, что в тот самый день, когда пропала Бетарис, шла она через лес принадлежавший мистеру М. – нужно ей было в сельскую лавку. Шла, она, значит шла, да услыхала голоса: молодая девушка и мужчина о чем-то спорили, а потом девушка воскликнула: « О, добрый дядюшка! Не губите меня, не губите, ради Бога!», ответом ей был выстрел, который напугал свидетельницу, и она со всех ног бросилась бежать в чащу.
Опросив слуг мистера М. выяснили, что на прогулку в лес сэр Чарльз всегда ходил с ружьем. Это была давняя привычка. Он время от времени постреливал дичь. Опять же из соображений безопасности – его борьба с браконьерами была местной «притчей во языцах». Слуги утверждали, что в тот день, когда пропала Бетти, мистер Чарльз явился из лесу с заряженным ружьем, но это показание сочли не существенным. Долго ли было опытному стрелку, почистить свое ружье после рокового выстрела, и перезарядить его сызнова!? Тем, кто вел расследование, главным показалось то, что у подозреваемого было оружие, из которого он мог стрелять!
Судья снова вызвал на допрос опекуна и ознакомил с показаниями фермерши, попросив объяснить, чтобы значил крик Беатрис, выстрел, и как они вяжутся с его прежними показаниями. Не привыкший к такому обращению помещик-джентри, и без того выбитый из колеи своим заключением в тюрьме, подозрениями родственников и вмешательством в его жизнь судейских, не мог ничего толком объяснить. Он только все твердил, что хотел для племянницы лучшей доли, он её не убивал, но этим лишь усугублял подозрения в своей виновности. Мистер Чарльз М. клялся в своей невиновности, но для создания алиби этого было маловато.
На суде ни самому опекуну, ни адвокатам, доказать его невиновность не удалось – жюри присяжных признало Чарльза М. виновным в убийстве с целью завладения имуществом и деньгами опекаемой, похищении и сокрытии её трупа, а судья, на основании этого вердикта, приговорил мистера М. к смертной казни. Два дня спустя после вынесения приговора опекуна Бетти повесили во дворе местной тюрьмы, а тело похоронили на арестантском кладбище.
***
Через три месяца после того, как приговор был приведен в исполнение, в поместье вернулась живая и здоровая Бетти, которую и огорошили новостью: её уже давно отпели в церкви как покойницу, а дядюшку Чарльза повесили, за то, что он её убил! Натурально от всех этих сообщений Беатрис забилась в истерике, а потом, немного успокоившись, понеслась к местному судье, словно бы рассчитывая прояснив ситуацию воскресить несчастного дядю.
Оказалось, что версия, которую не стали проверять, найдя свидетельницу-фермершу, была самой верной! Отвергнутый дядей жених и Бетти, решив не покоряться обстоятельствам, составили план побега. Претендент на её руку распустил слухи о своем отъезде на север, а сам вместо того поселился в лесной сторожке, стоявшей на опушке леса, как раз на границе владений его и дядюшки Беатрис.
Дядя видимо чувствовал, что племянница что-то такое затевает – уж больно легко она смирилась с его волей, у влюбленных девиц так не принято. За Бетти присматривали дома, а на прогулках сопровождал её сам дядя, но в лесу от него можно было оторваться, и сбежать в сторожку. Девушка сама настояла на этой дальней прогулке, объяснив дяде, что им нужно поговорить без посторонних - она ещё рассчитывала уговорить его, а лес лучшее место для разговоров на столь интимные темы. Дядя согласился, и потом они, гуляючи, зашли довольно далеко в чащу, почти к границе владений. Свернули с тропы, и выйдя на одной из полянок остановились - там у них состоялся судьбоносный разговор.
Упрямый опекун настаивал на своем, и не желал слышать о замужестве Бетти с соседом. Более того, он пригрозил, что устроит брак племянницы с тем, у кого желал видеть её мужем, обойдясь при этом без её согласия – по закону, у него, как у опекуна, была над нею большая власть. Вот тут-то она и произнесла фразу, обрывок которой услыхала фермерша, проходившая через лес – полностью её слова звучали так:
- Мое сердце принадлежит ему и только ему! Я лучше умру, но не пойду за того, кого вы мне прочите в мужья!! О, не губите меня, добрый дядюшка, не губите меня, ради Бога!!!
И в этот самый момент, где-то совсем рядом, грянул ружейный выстрел. Дядюшка, отчаянно воевавший с окрестными браконьерами, весь напрягся как почуявший добычу пойнтер, попросил Бетти подождать его и бросился на звук выстрела. Она же, не теряя времени, побежала к сторожке.
Пробираясь лесом, Бетти видела браконьера, подстрелившего в лесу её дяди лесного голубя, и тот её видел, но по понятным причинам скрыл это от следствия, чтобы не попасть под суд за браконьерство.
До сторожки, в которой ждал её жених, Беатрис добежала очень скоро, а у повелителя её сердца все уже было готово: вещи уложены в повозку, лошадь запряжена. Молодые люди спешно выехали, и поплутав по лесным дорогам выбрались из чащи уже довольно далеко от имения опекуна, ставшего помехой на пути их счастья.
Выехав на большое шоссе, жених и невеста добрались до Виндзора, где уже на следующий день их обвенчали в одной из местных церквей. Опасаясь того, что дядюшка сможет силой свой опекунской власти устроить им какую-нибудь юридическую каверзу, молодые супруги посчитали за лучшее как можно дольше держать мистера М. в полном неведении. Ничего не сообщая своим родственникам, они в Виндзоре сели на поезд, на котором добрались до Дувра, там пересели на корабль, доставивший их во Францию.
Не подозревая о той каше, которая заварилась дома после побега Беатрис, парочка молодоженов провела очаровательный медовый месяц в Париже, а потом совершила небольшое свадебное путешествие по европейским столицам. Вернувшись в Англию Бетти, и её супруг рассчитывали примириться с дядей и всей родней, но тут-то их и ждал ужасный сюрприз.
***
После проверки показаний Беатрис, судья распорядился эксгумировать тело невинно казненного опекуна, и его с почестями перенесли в родовое поместье, где и захоронили в семейном склепе. Беатрис не смогла жить в поместье, где все так напоминало о трагедии – вместе с мужем они покинули эти места, поселившись в Лондоне. Дело о повешенном опекуне было признано «юридическим казусом»: показания всех его участников были правдивы, но данные в разное время они рисовали совершенно разные картины происшествия.

Опубликовать в социальных сетях