UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Как успокаивали малышей в Месопотамии: сборник древнейших колыбельных

Опубликовано 04.05.2019

Младенцы плакали всегда – даже в древней Месопотамии, и с тех пор, как люди начали говорить, существуют колыбельные. Одна из старейших клинописных табличек, расшифрованных специалистами по древней письменности, представляет собой то, что сегодня бы назвали «Сборником народных песен и колыбельных». Цель их, как и сегодня – успокоить плачущего малыша. Правда содержание с древних времен немного изменилось – вместо сегодняшних зайчиков и белочек героями песенок для малышей были гораздо более суровые природа, звери, вода и горы. Малышню родители ласково уговаривали спать, «как пастух в рабочий жаркий полдень» или как «теленок газели», как «стоячая вода», как «скала».

Табличка с текстом древней колыбельной хранится в Музее Естественной истории Пибоди в Нью-Хейвене, штат Коннектикут и экспонируется на выставке «говорит Древняя Месопотамия». Она была найдена примерно в 100 км от Багдада, столицы Ирака, ее возраст археологи оценивают в 2500- 2700 тысяч лет. Тексты колыбельных люди начали записывать примерно в пятом- четвертом веках до нашей эры, а до того они существовали, скорее всего, в виде устного народного творчества.

Древнейшая колыбельная, как и сегодня, взывает к покою и тишине, но есть и отличия между старинным текстом и сегодняшним: на ребенка возлагается ответственность, он должен притихнуть, чтобы не тревожить уставшего отца и не вызывать слезы у уставшей матери, а главное – не разбудить домашний дух Кусарикку, который, если его постоянно беспокоить, откажется защищать дом от страшного демона Ламашту. Ламашту был совсем уж чудищем – он похищал детей и убивал беременных женщин. Поэтому бедный младенец был обличен ответственностью сверх всякой меры – он должен был помалкивать, чтобы в дом не пришел полуптица, полуосел с женской грудью, полной ядовитого молока.

Кроме демонов, в тексте возникают еще явные образы смертной тишины – родители вытирают пыль с надгробий и камней, видимо, этот образ тоже был говорящим – «затихни, но не навсегда!». Экарт Фарм, профессор, специалист по восточным языкам и цивилизациям Йельского университета полагает, что в те времена еще не существовало четкой границы между мифологией и научным знанием, и подобным текстам, фиксирующим ритуалы, песнопения придавалось не меньшее значение, чем, например, астрономическим. Именно поэтому они дошли до нас, как часть древней библиотеки из храма, дворца или богатого дома.

Опубликовать в социальных сетях