UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Любовь зависит от языка, на котором в ней признаются

Опубликовано 20.04.2021

Что такое любовь? Что такое гнев? Гордость? Представления об эмоциях только кажутся одинаковыми во всем мире, но на самом деле в каждой культуре выражение чувств определяется во многом языком, на котором о них рассказывают. Новое направление лингвистики – компаративистика позволяет выявить неожиданные закономерности.
Порой слова, описывающие эмоции, оказываются столь специфическими, что кажутся свойственными только какой-то определенной культуре. Например, немецкое слово Sehnsucht означающее «желание иной жизни», не имеет аналогов во французском (а на русский переводится вполне нашим исконным словом «томление»). Слово «awumbuk» из языка народа Папуа Новой Гвинее означает пустоту после ухода гостей. Даже присутствующее во всех слово «женщина» в некоторых языках может означать еще и «жена, супруга». В английском языке слово «funny» может означать «смешной», «забавный», но и «странный». В русском языке, в отличие от многих европейских, слово «рука» означает и саму руку от плеча до кисти, и кисть руки отдельно.
Многие эмоциональные состояния описываются одним и тем же словарем – их исследованию и посвятили свои усилия ученые из университета Северной Каролины и Института Макса Планка. Для своей работы они подвергли анализу слова из 2500 языков. Они провели картографический и статистический анализ слов, чтобы сгруппировать по оттенкам смыслов, и провести сравнительные исследования по разным языкам и группам языков. Исследователи обнаружили, что слова, переведенные с разных языков, могут в результате сильно отличаться оттенками смысла.
Оказалось, что в австронезийских языках (семья языков, распространённых на Тайване, в Юго-Восточной Азии (Индонезия, Филиппины, Малайзия, Бруней, Восточный Тимор), Океании и на Мадагаскаре) слово, означающее «удивление», ассоциируется со страхом, а в тайско-кадайских (тайско-кадайские, дун-тайские, паратайские, кра-дайские — семья языков, носители которой расселены на значительной части полуострова Индокитай и в прилегающих районах юга КНР) – с желанием и надеждой. «Беспокойство» ассоциируется с гневом в индо-европейских языках, а в австро-азиатских оно ближе к «скорби» и «сожалению». А слово «гордость» коррелируется с более-менее положительными эмоциями практически во всех культурах.
«Разные лингвистические семьи не воспринимают эмоции одинаково – это стало важнейшим открытием, сделанным на основе масштабного анализа», - считает руководитель исследовательской группы Кристен Линдквист. Любопытно также, что чем ближе разные языки географически, тем ближе и восприятие эмоций. Но при этом не существует универсальных правил, которым бы подчинялись разные языки – можно отметить только, что эмоции делятся на приятные и неприятные, сильные и слабые.
Например, мало какие языки ассоциируют грусть, эмоцию достаточно небольшой интенсивности, с гневом, чья интенсивность намного выше. «Счастье» и «сожаление» тоже, как правило, находятся на разных полюсах шкалы. Эти фундаментальные различия, по мнению исследователей, означают, что некоторые первичные эмоции являются врожденными и записанными в мозговых реакциях млекопитающих, и эти реакции развились гораздо раньше, чем были названы. По мнению Джошуа Джексона, одного из участников исследования из Университета Северной Каролины, у высших млекопитающих уже существовали базовые эмоции, а люди смогли построить из них, как из кирпичиков, основу человеческих культур, и этот процесс длился тысячелетия.
А что касается любви - к большому удивлению исследователей – в некоторых культурах она имеет легкий негативный оттенок. Например, жители острова Ротума, в архипелаге Фиджи, ассоциируют любовь с сожалением и сочувствием. А на Сейшелах креольский язык, наоборот, предполагает, что она – великое счастье и радость.
Все эти странности надо бы знать и переводчикам – именно из-за незнания другой культуры чаще всего и совершаются ошибки при переводе.

Опубликовать в социальных сетях