UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Рецензия блогера и литератора Михаила Сергеенко на повесть Альберто Мангеля "Возвращение" ("Иностранная литература" №10 за 2018 год)

Опубликовано 05.01.2019

Таких людей, как Альберто Мангель, я называю апостолами литературы и чтения, и считаю, что их нужно беречь, как зеницу ока. Мангель сделал (и продолжает делать) невероятно много интересного и важного для книжной культуры, причём сохраняя в себе, на протяжении всей жизни, какой-то перманентный неофитский и романтический запал, которого частенько не хватает людям сопричастным этой сферы. Известный своими исследованиями и соответствующими публикациями, посвященными, в основном, культуре и практикам чтения, восприятию текста, пространству книги и литературоцентристским концепциям, тем не менее Мангель не остался в стороне от личной пробы пера в сегменте художественной литературы. Он является автором нескольких романов и сборников рассказов, в том числе повести "Возвращение", которая увидела свет в 2017 году, была успешно переведена Ольгой Кулагиной и опубликована в Журнал Иностранная литература (10 номер, 2018 год).

"Возвращение" - это довольно ловко сконструированная обманка, которая с самого начала нарочито вводит читателя в искреннее заблуждение, выдавая себя за ностальгическую историю об эмигранте, который по воле случая, временно, возвращается на родину в Аргентину из приютившей его некогда Италии. Формально всё так, да только ловко расставленные маячки (порой аккуратно вшитые реминисценции) намекают сначала шепотом, а с середины повести уже громкими окриками, что текст скорее ирреальная, фантасмагорическая притча о возмездии, неизбежности прошлого и путешествии в свой личный, элегантно обустроенный ад. Балансируя на грани сна и яви (до конца так и не понятно, что же это) Мангель пытается сосредоточить наше внимание на главном, а именно на проблеме памяти, её иллюзорности и хрупкости: "...прошлое представляет собой творение тех, кто его излагает, хотя в каком-то недостижимом моменте времени существует история из железа и алмаза, и она является для наших версий тем же, чем Троя из глины и камней - для служителя Августа и для песен слепого барда".
Тем не менее, вполне постмодернистская оптика, в конце, обретает черты трагифарса с чётко выведенным нравственным императивом - зло или то, что нам кажется злом, либо представляется таковым лишь только в глазах другого, можно сколь угодно маскировать под соусом относительности всего в этом мире, но закон мироздания неумолим - рано или поздно, к каждому придёт его личный Вергилий, возможно в облике любимого профессора литературы, и с добродушной улыбкой, дружеским похлопыванием по плечу, на веселом автобусе доставит туда, где "так же одеваются, так же разговаривают, так же врут и тем же интересуются...бегут и бегут, но только для того, чтобы не сдвинуться с места".

Рекомендую

Опубликовать в социальных сетях