UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Рецензия литературного блогера Максима Баскова на пьесу Майка Бартлетта (ИЛ №2 за 2018 год)

Опубликовано 10.10.2018

Майк Бартлетт Король Карл III (пьеса)
Напечатано: журнал Иностранная литература № 2/2018 год. с. 33-85 Перевод Татьяны Тульчинской. Рецензия: Максим Басков

Пьеса с успехом выдержала многочисленные постановки. Получила множество наград. По пьесе телеканал BBC снял телефильм.

Великобритания на повестке дня. Впрочем, если присмотреться, всегда так было. Роль, значение и место Альбиона на глобусе нашего внимания намного больше, чем площадь острова на карте. Возможно, потому, что:
«Архиепископ. Клянетесь ли вы управлять народами Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южной Африки, Пакистана и Цейлона и других владений и прочих территорий, вам принадлежащих, буде сыщутся на них подданные, в соответствии с их законами и обычаями?
Уильям. Клянусь!»
И не важно, что думают «подданные» об этой клятве. Важно, что слова такие в протоколе есть. Произносить громко и пафосно. И надо думать, что это хорошо получается у тех, кто произносит. А еще важно (для понимания происходящего), что у многих «не подданных» от этих слов избыточно выделяется желчь, ибо они с формулировками может быть и не согласны, но сами бы хотели подобные слова когда-нибудь произнести, однако увы. В джентльмены конкурс не объявляется.
Сие реверанс, ибо речь о монаршей семье. Обзор пьесы Майка Бартлетта «Король Карл III», опубликованной в журнале Иностранная Литература №2 за 2018 год (номер можно взять почитать в местной библиотеке, или попробовать попросить у меня).
Есть две черты, которые у англичан: юмор и отношение к королевской семье. И то, и другое может быть очень разным и очень разного качества, но если человек пытается шутить про королевскую семью, то почти наверняка он англичанин, ну или где-то кто-то там в глубине предков. Если юмор при этом странноват, и когда именно надо смеяться не очень понятно, то точно англичанин.
Королева умерла. Нет, конечно, нет. Ни в коем случае. В пьесе умерла. Да, вот так, сразу. В первых строках. И живой её мы там ни единого момента не наблюдаем. Жанр: историческая фантастика, история будущего. Остальные члены семьи, и даже призрак принцессы Дианы предстают во всей красе. Так, как они должно быть представляются в массовом сознании жителей современной Великобритании. Такие какими мы (они) их «любим». Может немного шаблонно и гротескно. Думаю, что, изучая составленные портреты членов семьи в этой пьесе, а кстати и в других произведениях, можно составить образ современных англичан.
Принц Гарри к моменту написания пьесы еще не женился, поэтому уважаемой и прекрасной Меган удалось избежать набросков автора в свой адрес. Принц Гарри мечтает сбежать из стен дворца на волю в соседний бар. Его брат, принц Уильям заметно старше и степеннее, он понимает и серьезно относится к своей роли и месту. Его супруга Кейт, еще лучше знает, где его место. Мудрая женщина сделает всё что нужно, чтоб он это место занял. А она рядом. Чарльз (немного странно, что его имя в названии перевели как Карл, есть две версии такого переводческого решения: первая – такая традиция, раньше так переводили Чарльз- Карл, Уильям – Вильгельм, Луи – Луиджи, т.е. Людовик, Джордж – Георг, и вторая – игра с мемами в названии. Я за второе, ведь в тексте он фигурирует как Чарльз, а англичане произносят его имя как [ʧɑːlz ], и это не очень сильно похоже на Карл, Карл), так вот Чарльз, по всей видимости, представляется землякам этаким бедным Павлом. Смирившимся уже с тем, что королем ему не стать, но в глубине души творящим справедливые законы и вершащим правление на благо своего народа, по всем законам справедливости, как то завещано предками. Премьер-министр, и его коллега из оппозиции персонажи выдуманные, это может показаться странным, почему было бы не взять действующих. Но ведь все эти премьеры, оппозиция, такие временные, сегодня одни, завтра другие, а королева, скольких их она еще переживет, даже рассуждать не хочется. «Короне должно над низменной политикой парить».
Так вот в связи с таким прискорбным событием, в строгом соответствии со всеми правилами и канонами на престол должен взойти Его королевское высочество принц Чарльз Филипп Артур Джордж, принц Уэльский.
«Я жизнь свою влачил в преддверье трона.
Признаюсь я порой воображал…
И царствую спокойно, мудро, долго…»
Однако уже не молодому принцу страшновато.
«Останусь вечным принцем, в короля
Не превращусь, как в бабочку личинка.
И кокон хрупкий оградит меня
Надежнее, чем крепостные стены,
От жгучего позора неудачи…»
Похоже Чарльзу такая роль отведена в сознании англичан. Наверняка ведь есть еще несколько альтернативных историй, в которых Королева – мать уступает свое место наследнику. И жители предместий в местном пабе, за кружкой пива, наверняка об этом заводят какой-нибудь разговор - «Нет, мамочка не выпустит его из-под своей юбки».
Входит премьер-министр. Ну то есть конечно же не сразу. Прежде дворецкий докладывает: «Ваше Величество – премьер-министр».
По закону о принятии законов король должен подписать принятый закон. Но по идее, у него есть право возразить. Вот Чарльз и решил, что не может поступить против своей высокой королевской совести и отказывается подписать и утвердить закон об ограничении свободы прессы.
«Есть еще один закон –
Ограничение свободы прессы…
Но не ограниченье, нет. Устав!
Установление стандартов, правил.
Мы были б рады, если б журналисты
Блюли порядок сами, но увы…»
Справедливый король свободной страны не должен позволить подобного.
«Однако именно свобода слова
Нам обеспечила разоблаченья
Коррупции, перед которой власть
Бессильна и унижена… Но пресса,
Свободная печать есть антитело,
Белок иммунный, прочная защита
От вируса, который без леченья
Погубит государства организм»
Вот так говорит Король своему премьер-министру. Его б слова да нашему богу в уши. Но премьер иного мнения, и собственно этот спор и доводит короля до конца пьесы. Ибо хотя и есть у короля такое по закону право, воспользоваться им он не вправе по законам жанра. По крайней мере вот так, прямо, в лоб. Это ж политика. Ты уж реши, королем «над нею низменной парить», или вдребезги и в дрязги, но тогда, вилять надо как следует, а то, нет, не подпишу, не справедливо. Кто ж так делает. Ты Король, у тебя дворец красивый, мантия, там, корона, традиции, солдаты в шапках на входе, туристы денег платят, чтоб взглянуть.
Тем временем принц Гарри тоже мечтает поиграть в настоящую жизнь.
«Площади, улицы и переулки!... Клубы и рестораны!… Метро!»
Знакомится в пабе с очаровательной «пастушкой». Джессика, какое прекрасное имя. Джессика, как это есть сказать по-русски – Аленушка?
Приводит её во дворец. Она, конечно же по всем законам жанра шокирует дворецкого.
«Джеймс (дворецкий) Что изучаете?
Джессика. Искусство.
Джеймс. Искусство чего?
Джессика. Искусство порнографии в древнем Китае
Джеймс. Полагаете ли вы, что ваши отношения с Генри Чарльзом Альбертом Дэвидом Маунтбаттен-Виндзорским, принцем Уэльским, серьезны?
Джессика. Это еще кто?»
Знакомится с Уильямом и Кейт. Производит на Кейт хорошее впечатление.
«Кейт. Откуда вы? Из Рединга?
Джессика. А как вы догадались?
К. По выговору. Я сама оттуда. Красивый городок… Я помню речку, мостик…»
Дж. Ага. Мы под этим мостиком травку курили.
К. Травка! Мягкая зеленая травка»
Такая вот завязка. Развязка скора. Король настойчив и идет в парламент. И распускает горлопанов. Такое право тоже есть у короля. Но, как уже упоминалось, Король своими правами пользоваться не в праве. Или в праве? Это, должно быть тоже одна из любимых тем пивных дебатов. Страна на пороге гражданской войны. Сторонников короны и сторонников, того, чтоб всю семью сдать в музей примерно поровну. Солдат в высоких шапках заменяет танк. Так безопаснее.
Решение находится поистине достойное. Кейт. Она похоже симпатична англичанам. Возможны какие-то ассоциации с Дианой. Достойные поступки. Прекрасная репутация. Жена старшего брата. Как сын маминой подруги. Она хорошо справится, ей, верно, быть королевой своего короля.
Уверенная умная женщина, всегда производит хорошее впечатление на джентльменов. Нет она не выйдет, когда премьер-министр захочет поговорить с Уильямом. Она сама предложит мудрое решение.
«Я знаю, что нам делать…
По слову мудреца, весь мир есть театр.
Нарядимся в парадные костюмы
Да разыграем сцену поэффективней –
И публика нас встретит на ура!»
«Мой муж взойдет на трон, я буду рядом,
Но не супругой скромной короля –
А королевой в собственной короне!»
Так и будет. Ну, в смысле, в пьесе, конечно. Как будет на самом деле, поживем увидим. Как видится англичане на эту тему активно фантазируют. Однако стоит отметить, что фантазии их не сильно выходят за рамки сложившихся порядков, и допустив неслыханное, чтоб король отказался подписать закон, распустил парламент, автор всё же возвращает всё на свои места. Король и королева, конечно, не декорация, и не музейный экспонат на потеху разным туристам. Английский театр интересен, богат традициями, и у королей серьезный контракт с этим театром.

P.S. Джессику на коронацию не пригласили. Хотя она была уверена в обратном. Принц Гарри как положено в мундире и эполетах. А вот Джессику, увы не пропускают. Закон о прессе хоть и был принят, журналисты порядок блюли, да не выблювали. Поганцы разыскали и напечатали её фотографии в непотребном виде. «Извини, ты будешь стоять снаружи… Уильям и Кейт попросили».

Журнал Иностранная литература

#иностраннаялитература #прочтение #прокниги #майкбартлетт #mikebartlett

Опубликовать в социальных сетях