UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Рецензия литературоведа и блогера Михаила Сергеенко. Анджей Мушинский "Пагубное" (ИЛ №5 за 2017 год)

Опубликовано 03.05.2018

Михаил Сергеенко - белорусский журналист и известный литературный блогер

Прочитав повесть Анджея Мушинского "Пагубное" (перевод Ольги Лободзинской) в Журнал Иностранная литература, я подумал, что именно так выглядел бы текстуальный результат скрещения стилистики Бунина с малой прозой Кортасара. Повесть польского писателя оказалась абсолютно неожиданным и прекрасным литературным водоскатом в маленькую, автономную, фантомную писательскую вселенную. Этим макрокосмом в тексте выступает небольшая польская деревня, жизнь и уклад, которой, протекает по своим невидимым обывателю законам. Повествование идёт от лица маленького мальчика, который живёт со своими дедом и бабкой, которые, как раз, выступают в роли проводников (особенно дед) мифологизированного деревенского бытия в детский мир. Вообще, мифологизация пространства является отправной точкой в личном credo деда, впрочем, как стремление зафиксировать и спасти ускользающее мироощущение.

Уверенность в том, что мир сложнее, прекраснее, таинственнее, чем нам кажется, детерминирует всю пёструю, фасеточную метафорику Мушинского, который наполняет глухой польский околоток библейским гулом. Отсылки к Книге книг прослеживаются и в названии глав повести, и в топонимике, и в самодостаточности описываемой реальности, и в нарочитой, патетичной, поэтизированной универсальности месседжей. Главный идейный конфликт происходит между дедом и таинственным Околоточным, словно предтеча, приносящим в деревню новое видение устройства жизни. Антагонизм проходит по линии отвержения сказочности жизни и закомуристых человеческих фикций (миф слишком всеобъемлющ) в угоду рациональному, безопасному, уютному индивидуализму. Наиболее сложным для понимания выглядит монолог Околоточного, где он формулирует свой символ веры, который неминуемо должен воплотиться в жизнь. По большому счёту, так и происходит, но не в жизни маленького героя, которого мы можем наблюдать уже взрослым человеком в небольшом отрывке в финале. Посеянное дедом зерно даёт свой росток в душе маленького человека, который, став мужчиной пытается понять и нащупать то важное и скрытое, что делало его деда одновременно счастливым и несчастным.

Прекрасная повесть стала открытием для меня, особенно учитывая, что написана она относительно молодым человеком. Большая редкость сегодня, когда текст соединяя в себе литературные традиции, а также изобилуя некоторой наворотной пасторальностью, не теряет своей эпичности, отточенной монолитности и важности высказывания. Превратив польскую деревню в фата-моргану, Мушинский напомнил нам ещё раз, что мы порой теряем из виду хитросплетения нашей жизни, а главное забываем оглянуться вокруг и, подобно импрессионистам, зафиксировать таинственную красоту и нелинейность момента.

Опубликовать в социальных сетях