UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Рецензия Михаила Сергеенко на роман Эрнана Риверы Летельера "Гимн ангела с поджатой ногой"

Опубликовано 02.04.2018

Михаил Сергеенко - белорусский журналист и известный литературный блогер

Он прочитал роман, опубликованный в №8 "Иностранной литературы" за 2017 год. Это второй роман чилийского писателя, опубликованный в журнале - первым был "Фата Моргана любви с оркестром", вышедший в марте 2013 года. Переводит Летельера молодая, но очень таланливая Дарья Синицина.

Латиноамериканская проза всегда обладает рядом неотъемлемых качеств, которые обязательно, пусть и в разной дозировке, присутствуют в каждом тексте дошедшем до нас с многокрасочных склонов южноамериканского континента. Именно эти, порой не всегда вербализируемые, но очевидно витающие в сознании читателя, маркеры заставляют с большим интересом, в очередной раз, читать, казалось бы, незамысловатую историю о жизни далёких от нас людей. Так произошло и сейчас с романом чилийского писателя Эрнана Риверы Летельера "Гимн ангела с поджатой ногой".
История иллюстрирующая один день из жизни тринадцатилетнего подростка, Идельбрандо дель Кармена, выросшего в семье крайне консервативных христиан пятидесятнической церкви, казалось бы не должна ничем удивить, но уже с первых страниц Летельер намекает, что впереди тебя ждёт поистине читательское удовольствие. Перед нами разворачивается потайной и крайне пёстрый подростковый мир одинокого парня, в душе которого, как зеркало латиноамериканской жизни, органично сплелись религиозная традиция и преданность красочной, экспрессивной, переливающейся всеми цветами чилийских трущоб, "плотской жизни". Никаких противоречий, дилемм, диссонансов. Этот, в чём-то наивный, симбиоз вызывает добрую улыбку и желание поглубже понять скрытые от нас механизмы. Главный герой, как практикующий эскапист, пребывает в мире воспоминаний, фантазий, уютных иллюзий, бесконечных флэшбеков своей прошлой жизни и, конечно же, мексиканского кинематографа, который является его главным увлечением в свободное время. Это неосознанное бегство позволяет видеть совсем недружелюбную и тяжкую действительность, как плацдарм, где происходят самые увлекательные в мире вещи, где капелька апельсинового сока брызнувшего в глаз является ангелом, найденная на тротуаре красная туфелька обязательно должна принадлежать диве мексиканского кино, улыбка проститутки кажется таинственным дарованием, поедание бедняцкого фасолевого супа превращается в важный ритуал, а неловкий поцелуй белокурой сорвиголова-соседки оказывается главным поводом, чтобы возблагодарить Бога за удивительно сконструированный мир. И само размышление дель Кармена о своём ангеле-хранителе (том самом, с поджатой ногой, как у раненого журавля) оказывается ещё одной лазейкой, чтобы скрыться от надвигающегося вместе с взрослением понимания, насколько одиноким может быть человек. Идельбрандо не хочет, чтобы его небесный спутник был одним из тех, кого можно увидеть на картинах эпохи Возрождения, он не хочет, чтобы он был лучезарным существом с огненным мечом и белоснежными крыльями, а хочет он, чтобы его ангел был дряхлый, почти без перьев, с суровым лицом, как у отца. И пусть этот ангел будет приносить мало оберегательной пользы и его будут подводить умственные способности в следствие старости, зато они понимали бы друг друга с полуслова, были бы лучшими собеседниками и вели долгие, увлекательные разговоры, играли бы в шашки на грязной картонной доске и бродили по опалённым солнцем улицам Антофагасты. И да, дель Кармен прощал бы ангелу старческие капризы и найдя спящим на работе, клал бы его голову себе на колени, а небесный страж дико бы гордился, что ему довелось раньше своего подопечного заметить банановую кожуру на асфальте. Мне кажется, что эта простосердечная прихоть чилийского подростка является важным и актуальным месседжем в мире, где среди всего вращающегося калейдоскопа бытия, так трудно отыскать принятие и любовь.
Спасибо, Журнал Иностранная литература за возможность прочитать этот текст.

Опубликовать в социальных сетях