UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

О бразильском футболе

Опубликовано 26.11.2017

Владимир Ильинский  Футбол как искусство

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 2017, 10

С чем у вас ассоциируется Бразилия? Только отбросьте ставшую крылатой фразу из фильма “Здравствуйте, я ваша тетя” о лесах, “где много диких обезьян”.

С кофе? Со знаменитыми карнавалами? С зажигательными танцами?

Все так, но, уверен, почти каждый скажет: “Конечно, с футболом”. И будет прав. Ибо бразильский футбол - это нечто особенное. Это не просто хорошая игра, это некая разновидность искусства. Пластикой бразильцев, их умением обращаться с мячом не обладает больше никто в мире. Они не бьются на поле, как гладиаторы, они именно играют. Забейте нам, сколько сможете, как бы говорят они, а мы забьем столько, сколько нужно для победы. Да, они иногда проигрывают, бывает, даже крупно (что, правда, случается крайне редко). Порой бразильцам, как ни парадоксально, мешает их стремление играть красиво и эффектно. Им по природе чужд практицизм, чем так часто пользуются, к примеру, итальянцы, ближе всех подобравшиеся к бразильцам по количеству побед в чемпионатах мира. Но независимо от результатов бразильский футбол - это знак качества. Комментаторы всего мира, увидев мягкую остановку мяча, который словно прилипает к ноге игрока, восклицают: “О! Бразильская техника!”. А у бразильцев меняется поколение за поколением, а эта техника и пластичность никуда не деваются. Во многих странах при смене поколений случается провал, и требуются даже не годы, а десятилетия, чтобы вновь вернуться в число сильнейших. Бразильцам же требуется пара месяцев, и они снова одни из лучших, если не лучшие.

Как это у них получается? Почему именно Бразилия дала миру столько великих футболистов? Они и сами не знают. У них нет ответа. Может, гоняя с раннего детства мяч на песчаных пляжах, они учатся технике обращения с ним? Или дело в чем-то другом? Может, дело в национальном отношении к футболу? Говорят, чтобы понять душу бразильца, нужно увидеть его реакцию на мяч, влетающий в ворота противника. Говорят, в Бразилии нет ни одного человека, который бы хоть раз в жизни не ударил ногой по футбольному мячу. Говорят, в Бразилии не найти людей, не знающих футбольных правил. В небольших городках по случаю приезда известной команды закрываются лавки, жизнь словно замирает, устраиваются “внеочередные” выходные дни, а заключенных выпускают из тюрем посмотреть футбол. Когда же национальная команда проигрывает, грустит не только бразильская “торсида” - вся страна погружается в траур. Горюют после поражения своих команд болельщики всех стран, но в Бразилии, где футбол - это всепоглощающая страсть, почти религия, любое поражение воспринимается как трагедия.

Мы узнали бразильский футбол в 1962 году, когда сборная СССР поехала в Чили на чемпионат мира. По телевизору его не показывали, но фамилии Сантоса, Жильмара, Беллини, Диди, Вава, Загало, Гарринчи и Пеле стали известны мгновенно. Что они делали на поле, как играли и как забивали, мы увидели через много лет, когда нам стали доступны съемки тех матчей. А тогда их имена были просто легендой. Никто не видел этих футболистов, но имена знали все, и все в один голос говорили, поднимая большой палец вверх: “Ну бразильцы... Это волшебники!”. “Сухой лист”, например, в Бразилии стали применять еще тогда. Это теперь таким ударом никого не удивишь, а в 50-е годы он был подвластен лишь бразильцам. В том же, 62-м году, они, ко всему прочему, поразили мир и своей тактической расстановкой 4-2-4, когда все играли по старинке “дубль В”[1]. А тренировал их команду Висенте Феола, сам никогда в футбол не игравший. Кто еще мог себе такое позволить? Только Бразилия. И они стали чемпионами мира, и повторили свой успех в 1962 году, а потом и в 1970-м. С тех пор повторить победный успех им долго не удавалось, но из года в год они были среди сильнейших, и матчи с их участием неизменно вызывали необычайный ажиотаж. Снова чемпионами они стали в 1994 и в 2002 годах.

Судьбы бразильских звезд складывались по-разному. Пеле довольно рано занялся предпринимательской деятельностью. В 1966 году, когда я еще ребенком поехал с родителями на чемпионат мира в Англию, в витрине спортивного магазина на Пикадилли я увидел бутсы “Пеле”, одну из моделей знаменитой фирмы “Адидас”. (У нас о таких бутсах тогда можно было только мечтать - там шипы ввинчивались в гнущуюся пластмассовую подошву, а у наших прибивались к толстенной подошве гвоздями.) Уже тогда Пеле использовал свое имя, делая на нем бизнес, оставаясь при этом еще много лет действующим игроком. И сегодня Эдсон Арантис ду Насименту вполне успешный бизнесмен. А вот его партнер по сборной Гарринча, или Манэ, как называла его вся Бразилия, уйдя из футбола, умер в нищете и был всеми забыт, хотя буквально за несколько лет до смерти вся страна носила его на руках. Рассказывают, как однажды, находясь в зените славы, он шел, преследуемый толпой мальчишек, по Рио-Де-Жанейро и увидел два бара на противоположных сторонах улицы: в одном яблоку было негде упасть, а в другом было пусто. Манэ вошел в пустой бар, прекрасно понимая, что его выбор сделает хозяина этого заведения безбедным на многие годы. Так и случилось. Гарринча попросил “кафезиньо”, выпил, расплатился, похлопал хозяина по плечу и вышел, не сказав ни слова. Через мгновение бар был забит до отказа, а хозяин, не веря своему счастью, прибивал к стене стул, на котором только что сидел всеобщий любимец, великий футболист.

Их много в Бразилии, волшебников мяча, в творческой игре которых отражается душа бразильского народа, его стремление превратить любимую миллионами игру в праздник, сродни карнавалу. (А в том, что касается карнавалов, бразильцы сильны, как никто.) Помимо уже названных, это Тостао, Эду, Жерсон, Зико, Сократес, Ромарио, Кака, Рональдиньо, Роберто Карлос, Роналдо, Неймар и много-много других... Их, по меньшей мере, сотни. Это мы с трудом набираем двадцать игроков в сборную, а в Бразилии хороших футболистов столько, что в пору создавать под них вторую, третью или четвертую сборные.

В свете нынешнего положения российского футбола в мировой табели о рангах история игр с виртуозами мяча выглядит вовсе не так страшно, как могло бы казаться.

Проиграв им в 1962 году на чемпионате мира в Чили 0 : 2 и в 65-м накануне лондонского чемпионата мира в товарищеском матче в Москве 0 : 3, мы как бы расписались в полной своей несостоятельности (а ведь советский футбол тех лет был значительно сильнее нашего нынешнего). Однако на счету нашей сборной были и победы над бразильцами, особенно ценен выигрыш в финале Олимпийского турнира 1988 года в Сеуле (2 : 1), правда на олимпиадах страны-участницы выставляют не национальные сборные, а олимпийские, куда не могут входить игроки главной команды страны, что отчасти принижает значимость победы, но в истории остаются лишь результаты, а кто их добивался - это уже дело десятое.

И совсем особняком стоит выигрыш нашей сборной на знаменитом стадионе Маракана в 1980 году, пусть это была и товарищеская встреча. Через несколько лет после нее, беря интервью для журнала, издаваемого агентством печати “Новости” в Бразилии, у одного из героев того матча Федора Черенкова, я спросил: “Что для вас значил гол, забитый бразильцам на знаменитой Маракане?” - “У каждого футболиста всегда есть своя мечта, - ответил Черенков, - кто-то спит и видит себя игроком ‘Спартака’, кто-то - национальной сборной. А я с детства мечтал сыграть на Маракане против бразильцев. И вот моя мечта сбылась. А уж забить там гол... - об этом даже подумать было невозможно...”

 [1] Данная расстановка (3-2-5) называется «дубль-В» по той причине, что при взгляде на нее сверху можно увидеть букву «W», которая образуется игроками как обороны, так и атаки.