UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Иностранка рекомендует почитать:

Роберт Пуцек Семнадцать животных

Книга Роберта Пуцека не только о животных, хоть в ней найдутся и естественнонаучные, и энтомологические рассуждения. Животные в ней стали символами человеческих грехов и добродетелей. Согласно Клименту Александрийскому, «страсти прилипают к душе, а вокруг них и  на их основании вырастают другие, иного рода», принимающие животный облик. Пуцек составляет собственный бестиарий, в котором можно видеть и бизона, и вошь, и мотылька, и увенчивает его легендой  о Жемчужине из «Песни апостола Иуды Фомы, воспетой им в земле индийской».

Добровольно удалившись от суеты и цивилизации, Роберт Пуцек погружается в воспоминания, наблюдения за окружающим миром, в тайные науки и диалоги с великими писателями, поэтами и философами. Искусно вплетая в повествование фрагменты из текстов Умберто Эко, Аристотеля, Лейбница, Цицерона, Петрарки, Шопенгауэра, Генри Торо, Мацуо Басё, и еще многих мыслителей прошлого и настоящего, автор выстраивает изящный трактат,  посвященный хрупкости, неоднозначности и многогранности человеческой жизни.

Роберт Пуцек (род. 1959 г.) – польский эссеист, переводчик с английского и голландского языков. Закончил факультет социологии Варшавского университет. Десять лет жил в Амстердаме, несколько лет трудился докером. Вернувшись в Польшу, сотрудничал с газетами, в том числе с «Речью Посполитой». Последние восемь лет живет один в старой лесной хижине где-то у подножия Свентокшиских гор.  Книги Пуцека были номинированы на  две польские  премии — Премию им. Джозефа Конрада и Литературную премию Гдыня.

Пуцек Роберт. Семнадцать животных / Пер. С польск. О. Морозовой. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2018. — 200 с.

 

Вспоминаем Бориса Дубина вместе с издательством Ивана Лимбаха

Помимо Аронзона и Хафнера этим летом Издательство Ивана Лимбаха готовит 600-страничное собрание текстов Бориса Дубина «О людях и книгах», а также эссе Мишеля Тевоза «Искусство как недоразумение» в переводе Ивана Оносова.

 «О людях и книгах» – драгоценная коллекция рецензий, статей, некрологов, расшифровок и тезисов устных выступлений Бориса Владимировича Дубина, собранная составителем Антоном Дубиным буквально по крупицам. В книгу вошли эссе о литературе и переводе, избранные автобиографические заметки, размышления о Пауле Целане, Вальтере Беньямине, Эмиле Чоране, Чеславе Милоше, Юрии Леваде, Григории Дашевском, Елене Фанайловой, Марии Степановой, Михаиле Айзенберге, Олеге Юрьеве и многих других многолетних собеседниках социолога, переводчика, поэта, высочайшего интеллектуала и выдающегося просветителя Бориса Дубина. Целых десять лет Борис Владимирович работал с нашими издательствами в самых разных качествах, в том числе и как автор (многие из вас помнят «Поруку» – книгу его стихов и поэтических переводов). Мы счастливы, что можем представить нашим читателям новую книгу. Несколько фрагментов из книги можно найти в последней Иностранке.

Предисловие, написанное Кириллом Кобриным, – на Кольте: https://www.colta.ru/articles/society/18551

Книга Мишеля Тевоза об ар-брют «Искусство как недоразумение» 

Эта книга – виртуозное эссе о том, как новейшее искусство привело «человека безумного» на помощь отчаявшемуся «человеку разумному» и обратилось к взлому привычных символических кодов, к разрушению шаблонов и эстетизации ошибки, а также к «культурному вытесненному» – шаманизму, визионерству, священному (и клиническому) безумию.

Мишель Тевоз – швейцарский писатель и психолог искусства, многолетний  хранитель Коллекции ар-брют в Лозанне (той самой, начало которой положил Жан Дюбюффе).

Фрагмент эссе можно прочитать здесь:

http://journal.masters-project.ru/mishel-tevoz-preview/

Новинка издательства Ивана Лимбаха

Книга немецкого историка Себастьяна Хафнера «Anmerkungen zu Hitler» («Примечания к Гитлеру») готовится к выходу в конце июля. Это аналитический комментарий к его художественному бестселлеру «История одного немца» (1939), написанный спустя сорок лет (1978).

Сегодня — еще через сорок лет — это ясное и глубокое исследование феномена политического чудовища, написанное одним из самых оригинальных немецких публицистов и «холодным летописцем бурной эпохи» (Die Zeit), не утрачивает своего значения и обладает всеми качествами безусловного «мастрида». Недаром историк и политолог Голо Манн (сын Томаса Манна) призывал изучать «Anmerkungen zu Hitler» в старших классах школы. Понимание того, как и почему «некто», плоть от плоти толпы, может стать популярным политиком и повести толпу на преступление, обретает особую ценность в наше время, дающее безграничные технологические возможности превращения личного психоза в массовый.

Перевод с немецкого Никиты Елисеева. Под редакцией Галины Снежинской.

Новый тираж «Истории одного немца»  появится в продаже одновременно с новинкой.

И рецензия в "Новой газете" подтверждает - это очень важная книга!

 

 

Издательство "Русский Гулливер" и его интеллектуальные книги

Это издательство известно в основном друзьям и родным поэтов, и любителям современной литературы. Тем не менее, сегодня, когда книжный рынок в России неуклонно сжимается, превращаясь во все более коммерциализированную среду (упрекать в этом издателей трудно, им надо выживать, но они, следует отдать им должное, часто все-таки наступают на горло собственным интересам, выпуская по настоящему современную и интересную литературу), Гулливер продолжает издавать самое трудное для публикации - современную поэзию. Прозу они тоже издают - ту, что в советское время ассоциировалась с афишей в кинотеатре "для любителей трудного кино", а сейчас именуется по-заграничному "артхаус".

Вот как руководители издательства рассказывают о себе: "Издательство выбирает авторов в соответствии со своими представлениями об их востребованности  – но не на книжном рынке, а в пространстве культуры и литературы: интеллектуальной, художественной, фундаментальной. В «Русском Гулливере» издательской деятельностью занимаются поэты и писатели: с одной стороны, это люди более близкие к соответствующей среде, с другой – выбор авторов подразумевает для них особую ответственность и даже риск. Сегодня «Русский Гулливер» превращается в содружество литераторов, шагнувшее за рамки издательской деятельности. Акционизм «Русского Гулливера» включает в себя ритуальные перформансы на всех частях света, обозначаемые «Русским Гулливером» как «поэзия в действии», как то: смешение священных почв (перенос камней из одних святых мест в другие, ведущее, по мнению авторов, к объединению религий); борьба с наводнениями и прочими стихийными бедствиями с помощью поэтических заклинаний (остановки и призвание дождя, молебны в Венеции, Амстердаме и Санкт-Петербурге), парадоксальные акции (возложение Ельцина в Мавзолей или выборы президента России с участием царя Соломона, Хлодвига-крестителя франков и Оцеолы, вождя семинолов)". Конечно, "Иностранная литература не может пройти мимо таких книг!!!

Наш переводчик Сергей Морейно активно сотрудничает с издательством, и переводит современную поэзию и прозу с немецкого, латышского и польского.

Ульф Штольтерфот, Эберхард Хефнер. СИНДРОМ: ЖАРГОНЫ

БРАТ GRIММ. ГЕРМАНИЯ. …История имела продолжение в воссоединенной Германии: стена прошла не только по пескам Бранденбурга, но и по отношению немцев к слову. Слово как дополнительная степень свободы или, напротив, несвободы; добавленная или отнятая размерность – упоительное слово с Востока, слово-фетиш, слово-самоцель против тихого проговаривания, небрежного броска, незаметного паса трезвого, прагматичного слова с Запада. Однако в то время как Дурс Грюнбайн или Уве Колбе изживают и трансформируют мифологию несуществующей больше Демократической республики, а, скажем, Томас Клинг или Освальд Эггер создают свой собственный миф, космогонию ракетной станции, Штольтерфот в первую очередь познает окружающий мир «в целом», а Хефнер ищет частное в общем, разбивая вселенную на слои и проекции, исследуя затем их элементы на предмет содержания в них общей красоты и гармонии. Поэт Ульф Штольтерфот (род. 1963, Штутгарт) достаточно знаменит. Значение Эберхарда Хефрнера (род. 1941, Штайнбах-Халленберг) не выражается в количестве премий и стипендий…

Лета Земадени. ТАМАНГУР

БРАТ GRIММ. ШВЕЙЦАРИЯ. Бабушка, охотник и Малышка. Деревня полна теней; глубоко в горах в сторону границы шипит река; церковь, школа, ресторан и деревенская площадь с завиральной скамьей. Здесь живет Малышка со своей бабушкой. Третий стул у стола пустует, дедушка, заядлый охотник, теперь в Тамангуре. «Просто мушиная точка на карте», – говорит бабушка про деревню, и втыкает в висящую на кухне карту мира булавки: Венеция, Тумбако, Гавана, Париж. Их она вспоминает с удовольствием. Дедушку же, у которого «ступни были как шелк» – с болью. А Малышке то и дело снится младший брат, чье тельце уносят к Черному Морю речные волны. Сердце бабушки открыто всем: трубочисту, любящему мужчин; портнихе, крадущей воспоминания; «чуднóй» Эльзе, живущей с Элвисом…

Перевод с немецкого С. Морейно

Клаус Мерц. ЗАПОЗДАЛЫЙ ГОСТЬ

 GEOГРАФИЯ ПЕРЕВОDA. ШВЕЙЦАРИЯ. …По словам Манфреда Папста, он празднует жизнь, говоря при этом о разлуке, смерти и бренности. Современная швейцарская поэзия – в отличие от прозы – практически неизвестна русскому читателю. Более того, в предпочтениях ценителей поэзии немецкой наблюдается явный перекос – от кристально чистого Гюнтера Айха в сторону более эффектного внешне Пауля Целана. Возможно, строфы Мерца на русском языке в какой-то мере соединят в себе скульптурность минимализма Целана с пастельным скепсисом Айха и приоткроют узкие врата наслаждения тишиной, звучащей в слове.

Перевод с немецкого – Сергей Морейно

 Швейцарская поэзия  - одна из последних "находок" журнала "Иностранная литература", она ждет своего читателя в июньском номере. Интеллектуальная игра, в которую пускаются современные немецкие поэты, переживающие заново разрыв Германии на две половины, болезненна, но совершенно очаровательна. А "Тамангур" погружает в детские воспоминания с головой, оставляя послевкусие волшебного приключения...

 

Новая книга издательства Ивана Либаха

В июне из печати выйдет третья (и вторая в Издательстве Ивана Лимбаха) книга статей и эссе поэта, прозаика, драматурга, переводчика Олега Юрьева «Неспособность к искажению». Могу прислать на рецензию, будем также рады возможности опубликовать препринт.

Среди героев и тем новой книги — Илья Зданевич, Константин Вагинов, Николай Олейников, Рид Грачев, Михаил Еремин, Олег Григорьев, а еще Петербургский текст, Яков Протазанов, Мэрилин Монро, «Улисс» и его мифология; ситуации и состояния, в которых мир имеет такую власть над своим писателем, что писатель не имеет никакой власти над своим миром — и не способен его исказить.

Первый раздел предлагает читателю развернутые статьи о русских писателях, более или менее известных. Второй раздел содержит субъективные и очень личные заметки о книгах, но и не только о них, — это скорее интеллектуальная проза, чем литературная критика. В третьем разделе собраны интервью с Олегом Юрьевым и его порой довольно неожиданные ответы на вопросы различных изданий.

Надеемся, что эта книга встанет на полку читателей, интересующихся историей и практикой русской литературы XX века.

Олег Юрьев (р. 1959) — один из основателей литературной группы «Камера хранения», куратор одноименного сайта в Интернете. Лауреат премии имени Хильды Домин (2010), премии «Различие» (2014). Лауреат поэтической премии ANTHOLOGIA журнала «Новый мир» (2016). Тексты Олега Юрьева переведены на несколько европейских языков, его пьесы ставились в Германии, Швейцарии, Франции, Польше, Чехии, Канаде и других странах. С 1991 года живет в Германии.

 

Журнал в журнале

Иностранная литература подружилась с Академией Арзамас. Теперь каждый месяц ждите неожиданных новинок!

В августе 2018 года вышел целый курс о Владимире Набокове, прочитанный лучшим специалистом — историком русской литературы Александром Долининым. Там есть лекции о том, как устроены тексты Набокова, каковы его главные темы и приемы, чем англоязычный Nabokov отличается от русского писателя Сирина и как разобраться в «Даре», «Приглашении на казнь» и «Лолите».
Если вы подписаны на «Радио», послушайте курс там, а если нет — на сайте есть одна лекция, последняя, про «Лолиту» — о том, как же на самом деле автор относится к своим героям и сочув­ствует ли он Гумберту Гумберту.

https://arzamas.academy/mag/559-woolf

https://arzamas.academy/mag/566-fowles

https://arzamas.academy/mag/531-maximovitch

 https://arzamas.academy/mag/541-waugh

https://arzamas.academy/themes/inostranka

https://arzamas.academy/mag/495-james

http://arzamas.academy/mag/478-carroll

http://arzamas.academy/mag/474-edwl

https://arzamas.academy/mag/509-nietzsche

https://arzamas.academy/mag/526-servantez

https://arzamas.academy/mag/493-writer

Опубликовать в социальных сетях