UA-106864095-1
Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

АНДРЕ БРЕТОН

Опубликовано 25.05.2022

НЕАКТУАЛЬНОЕ

Что, как мне кажется, прежде всего оправдывает любое выступление писателя, - это то, что […] он при этом берет на себя ответственность - от которой впоследствии не может отказаться, не потеряв право называться писателем - быть хранителем словаря. Ему надлежит следить за тем, чтобы смысл слов не искажался, он должен неумолимо разоблачать тех, кто в наши дни хвалится тем, что безбожно портит язык, он должен яростно выступать против того чудовищного доверия, которое в людях вызывает к себе пропаганда отдельных видов прессы.

Кто не видит, и сегодня яснее, чем когда бы то ни было, что из этого глубинного искажения […] смысла некоторых ключевых слов языка мы предвосхищаем собственную смерть; кто не видит, что пассивно переживая эту порчу языка, мы тем самым потихоньку позволяем вовлечь себя в истребительную войну, которая для нас готовится? […]

Было время, и не так давно оно было, когда писатель мог оставаться свободным от всего, что не составляло части свободного и достойного осуществления задачи, поставленной им перед собой самим... Давление на него десницы, все более и более тяжелой и стеснительной, которое сопровождается угрозой всеобщего и неминуемого распада, заставляет его освобождаться любой ценой (я противопоставляю здесь это «освобождение» той «ангажированности» , которая навязла у нас на зубах). Освободиться - это значит не дать вовлечь себя в обойму, это значит громко и внятно заявить, что чтобы не случилось, невозможно будет увлечь себя аргументами той или другой враждебной пропаганды. Мы еще слишком далеки от того, чтобы потерять всякую надежду на новый взрыв здравого смысла, который положит новый фундамент в основу человеческого сообщества. Освободиться - это значит также обвинять и неустанно стыдить тех, кто фальсифицирует и обманывает, это значит клеймить бесчестием тех, кто в политических целях устраивает каторги и убивает, независимо от того, к какому лагерю они принадлежат.

Нет […], никто не сможет оспорить, что свободная мысль и свободное искусство имеют право голоса. Они имеют право голоса прежде всего потому, что сам смысл их существования заключается в обнаружении для нас свободы будущего. […] Под угрозою находится завтрашний день, словно засеянное поле, тяжело вздыхающее после принятия в себя зерен. Но если свободная мысль и свободное искусство имеют право голоса, то это означает также, что и тоталитарные режимы сходятся в одном: это на них сваливают они в первую очередь всю вину, это на них сразу же падает тяжелый кулак власти, именно они неумолимо подвергаются гонению. […]
Будучи далек от какого бы то ни было партийного предрассудка, я хотел бы закончить свою речь следующими словами Жоржа Бернаноса, под которыми я не боюсь расписаться и сам: «Истина больна, ложь тоже... Мы не можем быть уверены, ... что ослабление Добродетели укрепляет соответствующий Порок. Если бы это было так, то история людей и история народов имели бы другие очертания и гораздо большую выразительность... То, что мир теряет, он теряет, по-видимому, не зря, теряет во благо и во зло, теряет безвозвратно. Опасность в другом: мир умирает от холода».

Из несостоявшейся приветственной речи Бретона на собрании 30 апреля 1949 г. (André Breton. Oeuvres complètes III. Gallimard 1999).
Перевод с французского Екатерины Дмитриевой